Обзоры судебной практики

2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

О результатах изучения судебной практики по спорам, вытекающим из обязательств следствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ)

О результатах изучения судебной практики по спорам, вытекающим из обязательств следствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ)

Неосновательное обогащение
Настоящее изучение проведено в соответствии с планом работы Самарского областного суда на 2 полугодие 2011 г. по делам, рассмотренным судами области за 2010 г. 9 месяцев 2011  года.
На обобщение поступило 350 дел практически из всех  городских и районных судов г. Самары и Самарской области, за исключением судов Клявлинского и Кошкинского, которыми дела данной категории за указанный период  не рассматривались.
По 13 делам, от числа, поступивших на изучение, вынесены определения об оставлении иска без рассмотрения, по 5 делам производство прекращено в связи с отказом истцов от иска. Остальные дела  были рассмотрены с вынесением решения.
Из числа дел поступивших на изучение только по  10 делам было отказано в иске, остальные иски удовлетворены.
2/3 дел, из числа рассмотренных были предметом проверки судом кассационной инстанции.
Изучение практики показало, что суды в основном правильно понимают и применяют положения главы 60 ГК РФ, поскольку всего по 10  делам решения суда были отменены с вынесением нового решения об отказе,  либо, напротив,   об удовлетворении исковых требований.
Неосновательное обогащение является старинным институтом гражданского права, применяемым еще в Древнем Риме для того, чтобы восстановить нарушенные права, если возникал незаконный переход различных вещей, денег или благ от одного человека к другому, и если данный переход осуществлялся без надлежащих для этого оснований.
Обязательства из неосновательного обогащения, которые составляют институт неосновательного обогащения, являются весьма несложными: они основаны на том, что все изменения, связанные с имущественными правами лиц должны быть обоснованными. Согласно закону, движения вещей или благ от одного владельца к другому должны быть обусловлены каким-то титулом, это может быть сделка, предписание закона, постановление суда.
Если вещь или благо перешло от одного лица к другому без указанных на то оснований, то возникает право на возврат неосновательного обогащения. Размер такого обогащения должен быть определен, и незаконно обогатившийся обязан передать потерпевшему лицу либо сами вещи, которые составили неосновательное обогащение, либо оплатить их стоимость.
В ныне действующем Гражданском законодательстве РФ институту неосновательного обогащения посвящена глава 60 ГК РФ.
Согласно статье 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Неосновательное получение имущества приобретателем может быть вызвано как действиями самого потерпевшего,  так и действиями приобретателя,  также неосновательное получение имущества может быть вызвано и действиями третьих лиц,  а также может возникнуть помимо их воли,  в результате события (п. 2 ст. 1102 ГК РФ).
Юридические факты, дающие правовую  базу (титул) для получения лицом имущественного права, многообразны, и перечислены в статье 8 ГК РФ. Это договоры и иные сделки, предусмотренные законом и не противоречащие ему, акты компетентных государственных или муниципальных органов, судебные решения, а также иные действия, влекущие возникновение прав на имущество.  
Приобретение или сбережение одним лицом имущества без установленных законодательством, иным правовым актом или сделкой оснований за счет другого лица влечет неосновательное обогащение.
Следует отметить, что термин «имущество» понимается  в данном случае в широком смысле, включая всякого рода имущественные права и иные гражданские  права на материальные блага, названные в статье 128 ГК РФ. К нематериальным благам институт неосновательного обогащения не применяется, поскольку такие объекты гражданского права, ввиду их особенностей  защищаются иными средствами (восстановление первоначального положения, возмещение причиненных убытков).
 
Помимо приобретения, неосновательным обогащением признается и сбережение имущества одним лицом за счет другого без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований (ст. 1102 ГК РФ).
При сбережении имущества за счет другого лица объем имущества приобретателя остается неизменным, но должен был бы уменьшиться, если бы не было сбережения без законного основания. Таким образом, неосновательность сбережения связана с тем, что лицо сохраняет то, что должно было израсходовать, но не израсходовало, так как за него допустило расходы другое лицо, или по иным юридически не обоснованным причинам.
Таким образом, обязательства вследствие неосновательного обогащения возникают при наличии следующих   условий:
- отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для приобретения или сбережения имущества;
- приобретение или сбережение имущества приобретателя должно произойти за счет другого лица.
Если неосновательное обогащение является результатом правонарушения, то в таких случаях возможно предъявление как иска из причинения вреда, так и иска из неосновательного обогащения.
Понятие неосновательного обогащения состоит из трех составляющих:  
приобретение или сбережение имущества в смысле увеличения стоимости собственного имущества приобретателя, присоединения к нему новых ценностей или сохранения имущества, которое по установленным законом основаниям должно было выйти из состава его имущества (так раскрывается смысл обогащения);
отсутствие правовых оснований для получения спорного имущества;
приобретение или сбережение имущества за счет другого лица.
Если неосновательно обогащение состоялось в форме неосновательного пользования услугами, то в таких случаях потерпевший имеет полное право получить от обогатившейся стороны полную стоимость предоставленных услуг.
При рассмотрении дел данной категории следует определять круг юридически значимых обстоятельств, таких как:  
ПРИОБРЕТЕНИЕ или сбережение имущества (неосновательное обогащение) на стороне приобретателя;  
невозрастание или уменьшение имущества (убытки) на стороне потерпевшего;
отсутствие надлежащего правового основания для наступления вышеуказанных имущественных последствий;
размер неосновательного обогащения, а также подлежит ли возврату имущество, как неосновательное обогащение.  
В ходе судебного разбирательства обязанность доказывания каждого элемента гражданского правонарушения переходит на пострадавшую сторону (истца).
Исключение составляет п. 4 статьи 1109 ГК  РФ, согласно которому приобретатель должен доказать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
РАССМОТРИМ НЕКОТОРЫЕ ПРИМЕРЫ, НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ ДАНОЙ КАТЕГОРИИ.
Собственник нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме, не оплативший управляющей организации  расходы  по содержанию общего имущества многоквартирного дома, при отсутствии между ними договорных отношений, считается лицом, неосновательно обогатившимся за счет управляющей организации.
 
Основной функцией  Управляющей компании является  Управление многоквартирным домом, которое  включает в себя работы по содержанию и текущему ремонту общего имущества.
СЕ.Ю. принадлежит на праве собственности ½ доля нежилого помещения, площадью  265,00 кв.м., расположенного в д. 105а по ул. М г. Самары, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 26.04.2005 г.    
ЗАО «ПТС – Сервис» - управляющая  организация по управлению многоквартирными домами жилищного фонда С района г.о. Самары.
СЕ.Ю. отказывается заключать  с управляющей компанией договор на участие в расходах по содержанию общего имущества.
При рассмотрении исковых требований ЗАО «ПТС – Сервис» о взыскании с СЕ.Ю. расходов на содержание общего имущества многоквартирного дома, суд исходил из требований статьей 39, 158,161 ЖК РФ, согласно которым собственники  помещений  в многоквартирном доме  несут расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме,   соразмерно своей доле  в праве общей собственности на это имущество  путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.
Поскольку ЗАО «ПТС-Сервис», в силу договора на управление многоквартирным домом,  несет расходы на содержание имущества в многоквартирном доме, а СЕ.Ю., отказываясь заключить договор с Управляющей организацией, не несет расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме, то в её действиях имеет место неосновательное сбережение имущества (денежных средств), которые она должна была потратить на содержание общего имущества в многоквартирном доме, соразмерно своей доле.   
Суд пришел к обоснованному выводу, что СЕ.Ю. неосновательно обогатилась за счет управляющей компании ЗАО «ПТС –Сервис», и правомерно взыскал в пользу ЗАО ПТС Сервис  сумму неосновательного обогащения, по расчету в соответствии с Постановлением Главы г.о. Самара № 2441 от 14.12.2006 г., с Распоряжением Департамента управлением имуществом г.о. Самара № 1395 от 26.12.2008 г.  
Не возрастание (уменьшение) имущества (убытки) на стороне потерпевшего.
ТСЖ жилого дома  по адресу ул. У, д. 2 обратилось в суд с иском к бывшему председателю ТСЖ МЛ.Н. о взыскании неосновательного обогащения – убытков в размере 85 696 руб. 26 коп.
Судом установлено, что с 05.12.2003 г. до июня 2010 г. МЛ.Н. исполняла обязанности председателя ТСЖ жилого дома ул. У,  д. 2.
В период осуществления обязанностей председателя ТСЖ МЛ.Н. собирала денежные средства с собственников жилых помещений в данном доме в счет   оплаты коммунальных услуг и оплаты жилья. Однако МЛ.Н. собранные денежные средства не перечисляла на расчетный счет ТСЖ в банке.
Результатом действия МЛ.Н. явилось не возрастание – уменьшение имущества ТСЖ на сумму денежных средств полученных М Л.Н., но не перечисленных на счет ТСЖ.
Поскольку в судебном заседании не нашли подтверждения доводы МЛ.Н. о направлении собранных ею денежных средств на ремонт крыши, то суд пришел к верному выводу, что действиями МЛ.Н. причинены убытки ТСЖ, а МЛ.Н. неосновательно обогатилась на сумму 85 696 рублей,  и в   соответствии со статьей 1102 ГК РФ взыскал данную сумму с МЛ.Н. в пользу ТСЖ.    
Неосновательное обогащение в результате виновных (в форме неосторожности) действий третьих лиц также подлежит возвращению лицом, получившим неосновательное обогащение.
11.07.2008 г. ГА.С. на основании свидетельства о праве на наследство после смерти ГВ.А., 1944 года рождения получила денежные средства со счетов Отделения Сбербанка, указанных в свидетельстве, в том числе и со счета ГВ.А., 1937 года рождения, в общей сумме 43 181 рубль.  
Из материалов дела было видно, что денежные средства, полученные ГА.С.,  не принадлежали наследодателю ГВ.А., 1944 г.р., и в результате ошибочных действий третьего лица – банка, денежные средства были без правовых оснований  получены ГА.С.
Самарский районный суд постановил правильное решение 04.08.2010 г.  о взыскании суммы 43 181 рубль с ГА.С., как неосновательного обогащения.
При этом, суд правильно не принял во внимание довод ответчицы об отсутствии виновных действий с её стороны, поскольку неосновательное обогащение, полученное в результате  действий третьих лиц, как в форме умышленной так и в форме неосторожной вины, также подлежит возвращению.
Не применима в данном случае статья 1109 ГК РФ, так как полученная сумма не относится к средствам, предоставленным в качестве средства существования. Пункт 4 статьи 1109 ГК РФ также не применим в данном случае, поскольку, согласно данной норме, не подлежит возврату имущество во исполнение не существующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества знало об отсутствии обязательств.
В данном случае банк действовал  во исполнение обязательства по выдаче  денежных средств со счета наследодателя, но  ошибочно выдал денежные средства со счета иного лица, не являющегося наследодателем.
Для банка имело значение исполнение обязательства перед наследником вкладчика по выплате денег со счета в банке, а приобретатель не доказал, что банк знал об отсутствии обязательства перечисляя денежные средства.
Кроме того, суд обоснованно не взыскал проценты за пользование чужими денежными средствами, так как до момента принятия решения суда ответчица не знала о том, что она неправомерно пользуется денежными средствами, а неосновательность обогащения установлена только решением суда.
Отсутствие надлежащего правового основания для наступления  имущественных последствий - приобретение или сбережение имущества на стороне приобретателя, является основанием для взыскания с приобретателя полученной  денежной суммы в качестве неосновательного обогащения.
19.02.2008 г. между БА.В. и ООО «Горос»  заключен договор долевого участия  в строительстве жилого дома в Кировском районе по ул. С – Ч. В соответствии с условиями договора ООО «ГОРОС» обязался построить многоквартирный дом и передать одну из квартир, площадью 34,5 кв.м. истцу  БА.В. Сумма участия в долевом строительстве внесена БА.В. в момент заключения договора в размере 1 390 000 рублей.
Срок исполнения договора -  по передаче квартиры в собственность БА.В. – 4 квартал 2009 г.
17 марта 2011 г. БА.В. обратился  в Промышленный районный суд с иском о взыскании с ООО «Горос» суммы неосновательного обогащения в соответствии со статьей 1102 ГК РФ.
Рассматривая заявленные требования,  суд исходил из следующего:
В соответствии с п. 1 статьи 3 ФЗ  от 30.12.2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве  многоквартирных домов  и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» застройщик вправе привлекать  денежные средства  участников долевого строительства для строительства  многоквартирных домов только после получения в установленном порядке разрешения на строительство, опубликования, размещения и (или) представления проектной декларации в соответствии с настоящим Федеральным законом и государственной регистрации застройщиком права собственности на земельный участок, предоставленный для строительства (создания) многоквартирного дома.
Пунктом 3 статьи 4 Закона предусмотрено заключение договора  в письменной форме, и обязательная  государственная регистрация Договора, при этом, договор считается заключенным с момента такой регистрации, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.
Из материалов дела видно, что разрешение на строительство многоквартирного дома получено 26.06.2007 г. Договор аренды земельного участка заключен 17.10.2006 г. на срок до 26.08.2011 г.
Рассматривая заявленные требования о взыскании суммы неосновательного обогащения, суд обоснованно исходил из требований Закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве  многоквартирных домов…» о наличии обязательных условий для получения застройщиком права на привлечение денежных средств граждан – это получение разрешения на строительство, опубликование проектной документации, государственной регистрации права на земельный  участок, а также  наличие договора с участником долевого строительства, заключенного в письменной форме и прошедшего государственную регистрацию.
Поскольку договор, заключенный с БА.В. не прошел государственную регистрацию, то он считается незаключенным, в связи с чем, суд пришел к правильному выводу о неосновательном обогащении ООО «ГОРОС», в соответствии со статьей 1102 ГК РФ  (сбережение денежных средств при отсутствии правого основания, поскольку договор не заключен), и обоснованно взыскал с ООО «ГОРОС» в пользу БА.В. денежную сумму 1 390 350 рублей.
Суд правомерно применил п. 2 статьи 1107 ГК РФ  о начислении процентов в порядке статьи 395 ГК РФ на сумму неосновательного обогащения с того момента, когда лицо узнало или должно было узнать о неосновательности приобретения денежных средств. В данном случае – с момента заключения договора и получения денежных средств, ибо весь период имеет место неосновательное пользование денежными средствами истца, так как договор не прошел государственную регистрацию.
Статья 1103 ГК РФ устанавливающая  соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, позволяет широко применять   неосновательное обогащение в качестве охранительной меры. Эта мера может применяться как самостоятельно,  так и одновременно с другими требованиями, названными в статье 1103 ГК РФ.
Так, согласно статье 1103 ГК РФ, правила, предусмотренные главой 60 ГК РФ, если  иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, подлежат применению также к требованиям:
1) о возврате исполненного по недействительной сделке;
2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;
3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;
4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.
Указанное означает, что Неосновательное обогащение имеет место  и в тех случаях, когда  «основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии», то  есть, если заключенная сделка, по которой передано имущество, была признана судом недействительной, налицо неосновательное обогащение, о чем прямо сказано в статье 1103 ГК РФ  
 
В связи с чем, представляется правильной практика  применения  главы о неосновательном обогащении  к кредитным правоотношениям в случае признания недействительными условий кредитного договора (например,  по взиманию платы за ведение ссудного счета), по которым кредитор получил  неосновательное обогащение.  
ОАО «Национальный банк Траст» обратился в Волжский районный суд с иском к НЕ.А. о взыскании задолженности по кредитному договору. НЕ.А. предъявила встречные требования о признании недействительными условий кредитного договора о взимании комиссии за ведение и  обслуживание текущего кредитного  счета.
Судом установлено, что 22.06.2010 г. между НЕ.А. и ОАО «Национальный банк Траст» был заключен кредитный  договор на сумму 750 000 рублей на срок 60 месяцев, под 12% годовых. В соответствии с условием договора с НЕ.А. взималась ежемесячная комиссия за ведение кредитного  счета  в размере 0,69% от суммы кредита.  За период с июля по декабрь 2010 г. НЕ.А. оплатила банку комиссию в размере  31 050 рублей.
Разрешая спор по существу, суд пришел к правильному выводу о признании недействительным такого  условия договора, поскольку оно не соответствует п.1 статьи 779 ГК РФ, п.1 ст. 829 ГК РФ, статье 37 Закона  «О защите прав потребителей», и обоснованно указал на ничтожность данного условия договора.  
Разрешая спор, суд правомерно применил статью 1102 ГК РФ о взыскании в качестве неосновательного обогащения  с банка в пользу НЕ.А.  денежной суммы в размере 31 050 рублей уплаченной ею за ведение кредитного  счета.
В качестве правового обоснования суду также следовало указать   п.1 статьи 1103 ГК РФ.
Кроме того, суд применил  п. 2 статьи 1107 ГК РФ взыскал с банка проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 1 951 рубль за  период с момента заключения сделки - 22.06.2010 г.  до момента, когда НЕ.А. был внесен последний платеж за ведение кредитного счета – декабрь 2010 г.
Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами  в соответствии со статьей 1107 ГК РФ, согласно которой  на сумму неосновательного денежного обогащения при его возврате подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами по правилам статьи 395 ГК РФ,  возможно с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.
Исходя из принципа добросовестности участников гражданских правоотношений, установленного статьей 10 ГК РФ, следует иметь в виду, что приобретатель выгоды не может изначально считаться недобросовестным, то есть знающим о наличии на его стороне неосновательного обогащения. Неосновательность обогащения должна быть  доказана  заинтересованным лицом. В качестве доказательства, опровергающего добросовестность приобретателя,  могут быть представлены, например письменные уведомления получателю о поступлении к нему чужого имущества. Действия приобретателя, отказавшегося возвратить неосновательно полученное, также будут свидетельствовать  о его недобросовестности.   
Поэтому для определения периода, за который подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами, следует определять момент, с которого лицо узнало о неосновательности удержания денежных средств.
Представляется, что этим моментом может быть  время получения банком  уведомления со стороны заемщика о  неосновательном поступлении к банку  денежных средств, в случае, если претензия не будет  удовлетворена  добровольно, либо с момента вступления законную силу решения суда о признании недействительными  условий договора о взимании комиссии.
Поэтому, представляется, что суд неверно определил период неосновательного пользования банком денежными средствами НЕ.А. Банк, при заключении договора, не может считаться изначально недобросовестным участником правоотношений.  Поэтому, при направлении претензии банку о неосновательном получении денежных средств, и в случае признания в  дальнейшем недействительным оспариваемого условия договора,  период неосновательного пользования денежными средствами следовало   исчислять с момента направления претензии.
Поскольку НЕ.А. непосредственно обратилась в суд с иском об оспаривании условия договора, то суду следовало отказать в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке п. 2 ст. 1107 ГК РФ.
В соответствии с п. 2 статьи 1103 ГК РФ правила о неосновательном обогащении применимы к случаям истребования имущества из чужого незаконного владения.
Следует учесть, что данная норма может применяться дополнительно к приоритетной к данным отношениям норме -  статье 303 ГК РФ ( о расчетах при возврате имущества из незаконного владения).
Согласно п. 3 статьи 1103 ГК РФ правила о неосновательном обогащении должны применяться к требованиям одной стороны в обязательстве к  другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.
Буквальный смысл данной нормы, в которой говориться о возврате исполненного в связи с обязательством, а не в его исполнение, дает основания полагать, что эта норма должна  применяться  к отношениям сторон, когда между ними  возникают дополнительные взаимоотношения,  выходящие за рамки самого обязательства.
К существу обязательства нет основания применять правила о неосновательном обогащении, поскольку само обязательство определяется  нормами о соответствующем обязательстве  и условиями этого обязательства (договора).
Неправильное толкование данной нормы приводит к неправильному разрешению дел данной категории.
Так, Промышленным районным судом рассмотрено дело по иску ОГ.Б. к ГА.Н. о взыскании в качестве неосновательного обогащения денежных средств в сумме 1 100 000 рублей, со ссылкой на статьи 1102 и 1103 ГК РФ. В обоснование требований истец указал, что ответчик  получил от  истца указанную сумму несколькими траншами, что подтверждается расписками ответчика.
Рассматривая заявленные требования, и удовлетворяя иск о взыскании с ответчика неосновательного обогащения, суд применил статью 309 ГК РФ о надлежащем исполнении обязательств, статью  1102 и  п. 3 статьи 1103 ГК РФ (требование одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством).
Судом было установлено и не оспаривалось сторонами получение ответчиком от истца оспариваемой денежной суммы в размере 1 100 000 рублей. Однако, суд не установил какие обязательства возникли у сторон в связи с передачей этих денежных средств,  не выяснил  условий получения и возвратности данной суммы, и при разрешении спора исходил только из того, что ответчиком получены и не возвращены денежные средства, взыскал данную сумму с ответчика в пользу истца.
Аналогичное дело рассмотрено в Красноглинском  районном суде  по иску ООО «Транс Лайн» к МН.М. о взыскании неосновательного обогащения в размере 933 750 рублей.
Истец ООО «Транс Лайн», в лице конкурсного управляющего  обратился в суд с иском к МН.М. о взыскании  в качестве неосновательного обогащения 933 750 рублей, ссылаясь на то, что МН.М. в период с января по апрель 2010 г. не состоял ни в трудовых,  ни в договорных отношениях с ООО «Транс-Лайн», ООО «Транс-Лайн» не имеет перед МН.М. каких-либо внедоговорных обязательств, тем не менее, в период  с февраля 2010 г. по апрель 2010 г. МН.М. получил  в кассе ООО «Транс Лайн»  по расходно-кассовым ордерам денежные средства на общую сумму 933 750 рублей, что подтверждено его подписью   в расходных ордерах.
Обращаясь в суд с иском к МН.М. о взыскании неосновательного обогащения,  истец сам указывает на то, что денежные средства выплачены организацией ООО «Транс Лайн» при отсутствии таковой обязанности. Ссылка истца (пострадавшего) на данное обстоятельство  освобождает  МН.М. (приобретателя) от бремени доказывания, и означает, что  предприятие знало, что исполняет несуществующее обязательство.  
Рассматривая заявленные требования, суд  в качестве правового основания  указал статью 309 ГК РФ - о надлежащем исполнении обязательств, в соответствии с условиями  обязательств и требованиями закона, иных правовых актов, а также статью 1102 ГК РФ – об обязанности лица возвратить неосновательно приобретенное имущество, в случае получения его  без установленных законом, иными правовым актами или сделкой оснований.
При этом, суд  не принял во внимание, что между сторонами отсутствуют какие – либо обязательства, на что ссылался истец в обоснование иска. Суд не установил,  кем и какое именно обязательство, должно быть исполнено надлежащим образом.  Применил в данном случае статью 1102 ГК РФ и взыскал с МН.М., в пользу ООО «Транс Лайн»  сумму неосновательного обогащения в размере 933 750 рублей, указав, что МН.М. не представил авансовые отчеты об использовании денежных средств и не принял мер к погашению этой суммы.
Такая позиция суда представляется ошибочной, так как для применения статьи 309 ГК РФ необходимо установить наличие между спорящими сторонами каких- либо обязательств, условий этих обязательств, исполнения и неисполнения обязательств, а также последствия нарушения обязательства. Причем, исходя из размера требуемой  суммы,  наличие обязательства подлежит доказыванию определенными средствами доказывания -  письменными  договорами  и т.д.
Для истребования у МН.М. оспариваемой денежной суммы, и применения статьи 309 ГК РФ надлежало установить,  для исполнения какого обязательства передавались денежные суммы, а для применения п. 3  статьи 1103 ГК РФ суду также следовало определить в связи с исполнением какого обязательства  переданы денежные средства.
Суд самостоятельно сделал  вывод, что получение данной денежной суммы МН.М. на предприятии ООО «Транс Лайн» не обусловлено надлежащим правовым основанием.   МН.М. в данном случае не обязан доказывать основание получения денежных средств.
Суд ошибочно применил две  нормы: статью 309 ГК РФ о надлежащем исполнении имеющего место обязательства, и статью 1102 ГК РФ  о получении имущества при отсутствии какого - либо обязательства   (договорного или законного).
Если между сторонами имеет место какое –либо обязательство, то нет оснований для применения правил о неосновательном обогащении, так как существо  обязательства определяется  нормами о соответствующем обязательстве и условиями этого обязательства.
Если же, исходить из неосновательности обогащения при отсутствии  правового основания, то приобретатель – МН.М. должен доказать,  что перечисляя ему денежные средства, ООО «Транс Лайн» знало об отсутствии обязательств.
 Взыскав с МН.М. в пользу ООО «Транс Лайн»  денежную сумму в качестве неосновательного обогащения, суд постановил неправильное решение, поскольку в соответствии с п. 4 статьи 1109 ГК РФ,  истец,   зная об отсутствии обязанности перечислить денежные средства, выплатил их Мозырец, лишается права требовать исполненное  обратно, а МН.М. не обязан возвращать это имущество.  
Суду надлежало отказать в иске о взыскании неосновательного обогащения в силу п. 4 статьи 1109 ГК РФ.
В кассационном порядке решение не оспаривалось.
Юридическое значение запрета требовать обратно денежные средства,  предоставленные во исполнение несуществующего обязательства состоит в запрете   противоречивого поведения: тот, кто,  несмотря на знание об отсутствии у него обязанности к предоставлению имущества, совершает его предоставление, вступает в недопустимое противоречие со своим предшествующим поведением.
Пункт 4 статьи 1103 ГК РФ предусматривает применение правил  о неосновательном обогащении  к требованиям о возмещении вреда.
Такие требования подробно регламентируются нормами главы 59 ГК РФ  «Обязательства вследствие причинения вреда»
Институт неосновательного обогащения  дополняет правила  главы 59 ГК о деликтной ответственности нормами,  позволяющими потерпевшему требовать от причинителя вреда возмещения неполученных доходов  и процентов при задержке денежного возмещения.
Приговором Ленинского суда г. Самары от 27.06.2008 г. осужден Б О.М. по ч.2 статьи 165 УК РФ  (причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем злоупотребления  доверием при отсутствии признаков хищения).
Преступление совершено при  следующих обстоятельствах : БО.М., познакомился с БА.А., предложив ей оформить и получить на свое имя потребительский кредит в Самарском ОСБ на сумму 385 000 рублей, и передать  ему часть кредита в сумме 195 000 рублей под устное обещание полного и своевременного погашения кредита и процентов по нему. БА.А.  дав согласие и подыскав поручителей, получила в Самарском отделении Сбербанка потребительский кредит в сумме 385 000 рублей, под поручительство еще троих поручителей. После получения кредита БА.А. добровольно  передала БО.М. сумму 195 000 рублей.
Исковые требования о  возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, уголовным судом не рассмотрены, за потерпевшими признано право на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства.
Решением Советского Районного  суда от 11 мая 2011 г. сумма 195 000 рублей признана неосновательным обогащением, поэтому суд в соответствии со статьями 1102 и п. 4 ст. 1103 ГК РФ взыскал с БО.М. данную сумму.  
Поскольку  предметом неосновательного обогащения были денежные средства,  и приобретатель пользовался ими незаконно, то суд обоснованно взыскал с приобретателя  проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ (ст. 1107 ГК РФ)  за весь период, с момента получения денежных средств, так как именно с этого момента Бодков знал о неосновательном приобретении денежной суммы, злоупотребив  доверием потерпевшей.
Устранение неосновательного обогащения.
В силу статьи 1104 ГК РФ приобретатель должен вернуть потерпевшему неосновательное обогащение в натуре.
В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения. – статья 1105 ГК РФ.
Автозаводским судом  рассмотрено дело по иску КЕ.В. к ЗАО НПО «Илан» и ООО «Холдинг» о взыскании неосновательного обогащения.
Материалами дела было установлено, что между КЕ.В. и  ЗАО НПО «Илан» 01.03.10 г. заключен договор купли-продажи оборудования  для проведения государственного технического осмотра транспортных средств, по условиям которого истица обязалась передать указанное оборудование ответчику, а последний обязался оплатить его стоимость в размере 1 750 000 рублей  в течение 30 дней с даты подписания государственного контракта.
Право собственности на имущество возникало только полной оплаты, и до  указанного момента ЗАО НПО «Илан»  не имело право распоряжаться данным имуществом. Также договором предусматривалось, что он прекращает свое действие в случае,  если контракт не будет заключен.
Оборудование было передано ответчику и принято им без замечаний по качеству и количеству.  
Поскольку контракт не был заключен,  то между сторонами были проведены переговоры и достигнуто соглашение о расторжении договора. Однако, КЕ.В. так и не смогла получить оборудование в связи с тем, что имущество выбыло из владения ООО НПО «Илан»  в связи с неправомерным бездействием.
В связи с невозможностью возвратить имущество в натуре, суд обоснованно, в соответствии со статьей 1105 ГК РФ  взыскал с ответчика действительную стоимость утраченного ответчиком имущества.
Помимо возврата неосновательного обогащения в натуре или возмещения его стоимости приобретатель обязан возместить  доходы не полученные потерпевшим вследствие отсутствия у него соответствующего имущества.
Согласно статье 1107 ГК РФ потерпевший вправе претендовать на доходы, которые приобретатель извлек или должен был извлечь из имущества с того времени, когда узнал или должен был узнать   о неосновательности обогащения.
Министерство имущественных отношений Самарской области обратилось в суд с иском к ПС.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 6 952 676 рублей за фактическое пользование денежными средствами областного бюджета.
В обоснование требований Минимущество указало, что на основании распоряжения Правительства Самарской области от 14.11.2007 № 308-р
«О размещении государственного заказа на приобретение отдельно стоящего здания для государственных нужд Самарской области» в установленном действующим законодательством порядке был размещен заказ на приобретение отдельно стоящего здания общей площадью не менее 2100 кв.м. в С или Л районах городского округа Самара общей стоимостью не более 170,0 млн. рублей. Поскольку ответчик являлся единственным участником конкурса, на основании пункта 5 статьи 27 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ, 25.12.2007г. с ним был заключен государственный контракт, в соответствии с которым ПС.В. принял на себя обязательство продать принадлежащее ему на праве собственности отдельно стоящее здание, расположенное по адресу: Самарская область, г. Самара, С район, ул.М /ул.Л/ул.В, д. 57/д.70/д. 1. Министерством были полностью выполнены взятые на себя обязательства по указанному государственному контракту, бюджетные средства в размере 168 176,0 тыс. рублей были перечислены на расчетный счет продавца ПС.В.
Согласно пункту 1.1 государственного контракта ответчик должен был продать министерству принадлежащее ему на праве собственности отдельно стоящее здание, расположенное по адресу: Самарская область, г. Самара, С район, ул. М /ул.Л /ул.В, д.57/д.70/д.1, и 93 022/100000 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок для административного здания, назначение: земли поселений, площадью 728,69 кв.м, расположенный по адресу: г.Самара, С район ул. М/ул. В/ул. Л, д.57/д.1/д.70.
Согласно пункту 3.1.2 обязанность по государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимого имущества была возложена на продавца.
При проведении правовой экспертизы документов, представленных для регистрации перехода права собственности от ПС.В. к Самарской области на указанный объект недвижимого имущества, Управление Федеральной регистрационной службы по Самарской области отказало в государственной регистрации. Основанием для отказа послужило то, что предметом государственного контракта от 25.12.2007г. должно являться именно отдельно стоящее здание, а также не представлены документы, подтверждающие, что нежилые помещения, находящиеся в собственности ПС. В., в совокупности составляют отдельно стоящее здание.
Ссылаясь на то, что ПС.В. не выполнена обязанность, предусмотренная государственным контрактом по продаже в собственность Самарской области отдельно стоящего здания, поскольку не устранены противоречия в правоустанавливающих документах,  в результате чего на 122 дня (до момента подписания соглашения о расторжении государственного контракта от 25.04.2008) были отвлечены денежные средства областного бюджета в размере 168 176,0 тыс. рублей,  истец - Министерство имущественных отношений и просило взыскать с ПС.В. сумму неосновательного обогащения в размере 6 952 676 рублей 13 копеек за фактическое пользование денежными средствами областного бюджета.
 Решением суда обоснованно было отказано в удовлетворении исковых требований.
Отказывая в удовлетворении требований Минимущества, суд исходил из отсутствия вины продавца ПС.В. в том, что в государственной регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости было отказано.
В силу изложенного, учитывая, что денежные средства в размере 168 176 000 рублей были получены ПСВ. на основании контракта, после расторжения которого, сразу были возвращены покупателю, суд обоснованно пришел к выводу о том, что обстоятельств, свидетельствующих о незаконном пользовании ПС.В. данными денежными средствами, а также о получении ПСВ. неосновательного обогащения, не усматривается.
В данном случае неосновательное обогащение могло иметь место в случае отказа ПС.В. от возвращения денежной суммы 168 176 000 рублей, полученной по договору купли-продажи, поскольку при расторжении договора отпали бы основания для удержания данной суммы, а проценты за фактическое пользование денежными средствами областного бюджета за период с момента расторжения договора и далее, и были бы  неполученными доходами, подлежащими  взысканию в соответствии со статьей 1107 ГК РФ.
При применении статьи 395 ГК РФ следует учитывать разъяснения Пленума Верховного суда  РФ № 13  и Пленума Высшего Арбитражного суда  РФ № 14 от 08.10.1998 г. (в ред. От 4.12.2000г.) «О практике применения положений гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами»  
п.26 «При рассмотрении споров, возникающих в связи с неосновательным обогащением одного лица за счет другого лица (глава 60 Кодекса), судам следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 Кодекса на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395 Кодекса) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.
В тех случаях, когда денежные средства передаются приобретателю в безналичной форме (путем зачисления их на его банковский счет), следует исходить из того, что приобретатель должен узнать о неосновательном получении средств при представлении ему банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету в порядке, предусмотренном банковскими правилами и договором банковского счета. При представлении приобретателем доказательств, свидетельствующих о невозможности установления факта ошибочного зачисления по переданным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить сведения об ошибочном получении средств.
На основании подпункта 3 статьи 1103 Кодекса положения о возмещении потерпевшему неполученных доходов (статья 1107 Кодекса) применяются и в отношении требований одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, в частности при повторной или излишней оплате товара, работ, услуг и т.д.
Определяя период, за который подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами,  следует четко определять момент, с которого лицо узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.
В Центральном районном суде г. Тольятти находилось на рассмотрении гражданское дело по иску ЖН.Н.  к СВ.А. и УН.А. о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.
По делу установлены следующие обстоятельства: СВ.А. и У Н.А. на праве общей долевой собственности  принадлежит квартира, расположенная по адресу: С район, п. Л, д.3 кв.2.
25.03.2003 года ответчики передали  в безвозмездное временное пользование Ш Т.К. 7/9 вышеуказанной  квартиры.
28.07.2006 года между ШТ.К., не являющейся собственницей квартиры, и ЖН.Н. заключён договор задатка №1, согласно которому ЖН.Н.  передела ШТ.К.  задаток в размере 330 000 рублей за квартиру, расположенную по адресу: п. Л, ул. С, 3-2, цена приобретаемого объекта по соглашению сторон составляет 1 300 000 рублей. Оставшуюся часть денежных средств за покупку недвижимости Ж Н.Н. обязалась внести до 28.01.2007 года.
Далее, 09.12.2006 года уже между УН.А., СВ.А. -  собственниками и ЖН.Н заключён предварительный договор №1 купли-продажи недвижимого имущества, согласно которому стороны обязались в срок до 09.06.2007 года заключить основной договор купли-продажи трехкомнатной квартиры, расположенной по адресу: Самарская область, С район, п. Л, ул. С, 3-2.
Судом установлено, что с момента подписания между сторонами     предварительного договора купли-продажи, семья ЖН.Н. проживала в вышеуказанном доме, была в нем зарегистрирована, несла бремя по его содержанию, однако до 2011 г. основной договор купли-продажи не заключён,   денежные средства, внесенные ЖН.Н. в качестве задатка в сумме 330 000 рублей ей  не возвращены.
Решением Центрального районного суда  г. Тольятти от 13.09.2007 года со ШТ.К. в пользу УН.А. и СВ.А. были взысканы денежные средства в размере 330 000 рублей, полученные ею в качестве задатка от ЖН.Н. При этом, суд исходил из того, что  ШТ.К. получила от ЖН.Н. задаток за дом в размере 330 000 рублей и не передала его собственникам  квартиры – УН.А. и СВ.А. (был произведен зачет встречных требований о взыскании с УН.А. и СВ.А. затрат на ремонт спорной квартиры).
Решение в кассационном порядке не обжаловано.
Представляется, что суд, постановив такое решение, неправильно определил юридически значимые обстоятельства,  и неправильно применил материальный закон – статью 380 ГК РФ о задатке, которым  признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.
В данном случае, в именно действиях ШТ.К. имело место неосновательное обогащение – приобретение денежных средств, принадлежащих потерпевшей  стороне -  ЖН.Н., так как  у ШТ.К., не являющейся ни собственницей, ни лицом, уполномоченным собственниками на заключение каких-либо договоров,  отсутствовали правовые основания для заключения со с ЖН.Н. соглашения о задатке и получения денежных средств.  
Суду следовало отказать в удовлетворении  исковых требований, ввиду отсутствия между сторонами договорных отношений, и отсутствия законного основания для удовлетворения такого иска. К тому же к моменту принятия такого решения, истек срок для заключения основного договора.   
Такое решение породило новый иск. В 2011 г. ЖН.Н., лишившаяся денежных средств, переданных в качестве задатка, и не получившая  возможности приобрести квартиру, за которую передан задаток,   обратилась в суд с иском к УН.А. и СВ.А. о взыскании неосновательного обогащения в сумме 330 000 рублей.
Суд пришел к правильному  выводу о том, что денежные средства в сумме 330 000 рублей, полученные ШТ.К. от ЖН.Н. в счет несостоявшегося договора купли-продажи недвижимости, а в дальнейшем взысканные решением суда в пользу УН.А. и СВ.А., являются для них неосновательным обогащением, и в силу ст. 1102 ГК РФ подлежат взысканию с них в пользу Ж Н.Н., и 11.10.2011 г. постановил правильное решение о взыскании неосновательного обогащения с УН.А. и СВ.А. в пользу ЖН.Н. в размере  330 000 рублей.  
Кроме того, суд взыскал проценты за пользование чужими денежными средствами за период с момента вынесения решения о взыскании  суммы задатка со ШТ.К. в пользу УН.А. и СВ.А..   
Судебная связанных с применением норм о неосновательном обогащении коллегия по гражданским делам отменила решение в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 21 000 рублей, поскольку суд при рассмотрении  дела пришел к выводу, что получение УН.А. и СВ.А. данной денежной суммы, на основании решения суда от 13.09.2007г. является неосновательным обогащением, подлежащим взысканию в пользу ЖН.Н. Взыскивая проценты за пользование чужими денежными средствами за период с момента вынесения решения суда от 13.09.2007 г., суд исходил из того, что УН.А. и СВ.А. с этого момента, то есть с момента вынесения решения суда, знали о своем неосновательном обогащении, так как  основной договор купли-продажи не был заключен.
Поскольку неосновательность получения ответчиками денежных средств установлена судом при рассмотрении настоящего дела, то это обстоятельство освобождает ответчиков  от  ответственности  по выплате процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 13.09.2007 г. – даты вынесения решения суда о взыскании в их пользу денежных средств до 11.10.2010 г.  -  момента принятия судебного  решения, которым  установлена неосновательность обогащения.
Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило  (п. 2 статьи 1105 ГК РФ).
ООО «Самара Бизнес» обратилось в суд иском к ВТ.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения, ссылаясь на то, что с 2008 г. ВТ.В. незаконно пользовалась квартирой, принадлежащей на праве собственности истцу, при этом не оплачивала арендные платежи, а также пользовалась коммунальными услугами, оплату за которые произвела не в полном объеме.
Ссылаясь на статьи 1102 и п. 2 статьи 1105 ГК РФ ООО «Самара Бизнес» просило суд взыскать с ВТ.В. неосновательное обогащение в размере 270 000 рублей.
При рассмотрении дела судом было установлено, что ВТ.В. вселилась в  квартиру 58 д. 26 по ул. П в соответствии с соглашением, заключенным с ООО «Самара Бизнес» 19.03.2007 г., по условиям которого ООО «Самара Бизнес» предоставляло (передавало) ВТ.В. в связи с её отселением из дома, подлежащего сносу. В дальнейшем решением суда предварительное соглашение признано незаконным, так как ООО «Самара Бизнес» не обязано было предоставлять ВТ.В. какое-либо помещение для проживания, а ВТ.В. должно было быть предоставлено муниципальное жилое помещение в связи со сносом муниципального жилого помещения.
Ссылаясь на то, что ВТ.В. незаконно пользовалась жилым помещением  в течение  36 месяцев, без намерения приобрести его, не оплачивала арендные платежи, ООО «Бизнес Самара» просило суд взыскать неосновательное обогащение в сумме 270 000 рублей.
Решением Советского районного суда от 01.08.2011 г. обоснованно отказано в иске, в связи с тем, что  по данному делу отсутствуют основания временного пользования чужим имуществом без намерения его приобрести, поскольку на момент вселения ВТ.В. имело место предварительное соглашения о вселении её в спорную квартиру. ВТ.В. полагала, что жилое помещение будет передано в муниципальную собственность, и    предоставлено ей в дальнейшем по договору социального найма (по договоренности между муниципалитетом и ООО «Самара Бизнес»).
За период с  2008 г. до вынесения решения в сентябре 2009 г.  собственник ООО «Самара Бизнес» не оспаривал безвозмездность пользования  квартирой со стороны ВТ.В., поэтому придя к выводу о незаконности требований о взыскании арендной платы при установленных судом обстоятельствах, суд отказал в удовлетворении исковых требований.
Определением судебной коллегии Самарского областного суда решение суда оставлено без изменения.
В силу статьи 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:
1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
Данная статья содержит исчерпывающий перечень случаев не подлежащего возврату имущества, полученного в качестве неосновательного обогащения.
- ГУ Управление Пенсионного фонда обратилось в суд с иском к ФА.А. о взыскании денежных средств в размере 105 146 рублей в качестве неосновательного обогащения, ссылаясь на то, что решением суда от 11.11.2005 г. Ф А.А. была ограничена в родительских правах в отношении несовершеннолетнего сына  А., 09.01.1994 г.р., а решением суда от 13.07.2006 г. Ф А.А. была лишена родительских прав в отношении сына А.  
Постановлением Главы г.о. над несовершеннолетним А. установлена опека,   опекуном назначена ЛС.С.
Решением суда от 05.03.2008 г. Ф А.А. была признана безвестно отсутствующей, в связи  с чем,  снята с регистрационного учета в квартире.
Управлением пенсионного фонда с 01.04.2008 г. по 31.05.2010 г. ЛС.С. -  опекуну несовершеннолетнего А. выплачивалась пенсия по случаю потери кормильца (в связи с признанием безвестно отсутствующей его матери - Ф А.А.).
Решением суда от 21.04.2010 г. по заявлению Ф А.А. было отменено решение  суда от 05.03.2008 г. о признании её безвестно отсутствующей. В связи с такими обстоятельствами была прекращена выплата пенсии по случаю потери кормильца.
Ссылаясь на нормы ГК РФ о неосновательном обогащении, а также на Закон РФ «О трудовых пенсиях», Управление пенсионного фонда просило суд взыскать с Ф А.А. сумму 105 146 рублей, полученную Ф А.А. в качестве неосновательного обогащения.
Решением Новокуйбышевского суда от 01.12.2010 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Разрешая спор по существу, суд исходил из того, что денежные средства, выплаченные Пенсионным фондом на содержание ребенка при наличии того, что ответчица – мать ребенка  должна была исполнять свои обязанности самостоятельно, являются неосновательно приобретенными. Придя к выводу о наличии в действиях Ф А.А. недобросовестности по выполнению обязанности по содержанию ребенка, суд указал, что Ф А.А. сберегла имущество за счет пенсионного фонда.
Суд посчитал, что пенсия, предоставленная сыну Ф.  на его содержание  в качестве средства к существованию, при установлении недобросовестности со стороны ответчицы, подлежит взысканию в пользу истца, как неосновательное обогащение.   
Однако, судебная коллегия  по гражданским делам Самарского областного суда не согласилась с решением суда первой инстанции, отменила его, постановив новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. (Определение СК от 31.01.2011 г. № 33-983/2011).
Судебная коллегия указала, что  выводы суда противоречат  ч.2 статьи 25 Закона «О трудовых пенсиях в РФ», согласно которой,  если предоставление недостоверных сведений или несвоевременное предоставление сведений, предусмотренных пунктом 4 статьи 23 настоящего Федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий, виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, поскольку  что характер спорных правоотношений предполагает наличие виновных действий со стороны лица, ответственного за причинение ущерба.
Судебная коллегия исходила из того, что  назначение пенсии по случаю потери кормильца и выплата данной пенсии не зависели от исполнения (неисполнения) Ф А.А. обязанностей по уплате алиментов на содержание несовершеннолетних детей и не связаны с уклонением Ф А.А.  от уплаты алиментов.
Из материалов дела было видно, что алименты взысканы с Ф А.А. с 13.07.2006г на основании решения суда.  Неисполнение Ф А.А. с 2006 года обязанности по уплате алиментов не являлось основанием для назначения и выплаты с 24.03.2008 года пенсии по случаю потери кормильца.
При этом юридическим фактом, порождающим право на получение пенсии и обязанность по ее выплате, являлось в данном случае решение суда о признании Ф А.А. безвестно отсутствующей, а также обращение законного представителя несовершеннолетнего с заявлением о назначении указанной пенсии.
Решение суда о признании Ф А.А. безвестно отсутствующей не свидетельствует о противоправности её действий, поскольку в соответствии с абз. 1 ст. 42 ГК РФ единственным условием для признания судом гражданина безвестно отсутствующим является отсутствие в месте его жительства сведений о месте его пребывания в течение года, независимо, в частности, от наличия неисполненных обязательств по уплате алиментов.
В  соответствии со ст. 1064 ГК РФ противоправное поведение причинителя вреда должно иметь место по отношению к потерпевшему, т.е. по отношению к ГУ УПФ по Самарской области в г. Новокуйбышевске, однако, алиментные обязательства ответчица имеет перед несовершеннолетним ребенком, а ГУ УПФ по Самарской области в г.Новокуйбышевске участником данных правоотношений не является.
В связи с выплатой Управлением пенсии по случаю потери кормильца алиментные обязательства Ф А.А. по отношению к ребенку не прекратились, от уплаты алиментов она не освобождена.
Исходя из конкретных обстоятельств, судебная коллегия указала на отсутствие  вины Ф А.А. (умышленной или неосторожной) в причинении истцу имущественного ущерба на сумму 105146,98 руб., поскольку ответчице Ф А.А.  не было известно ни о признании ее безвестно отсутствующей, ни о назначении ребенку пенсии по случаю потери кормильца. Кроме того, в 2010 году по заявлению Ф А.А. решение суда о признании ее безвестно отсутствующей отменено.
Судебная коллегия также не нашла оснований для признания выплаченной УПФ РФ суммы неосновательным обогащением для Ф А.А.,  поскольку выплата истцом несовершеннолетнему ребенку пенсии по случаю потери кормильца не освобождает Ф А.А. от алиментных обязательств в пользу детей.
Придя к выводу, что  факт приобретения или сбережения Ф А.А. имущества за счет истца в соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ отсутствует, судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда отменила данное решение и постановила новое об отказе в удовлетворении  заявленных требований.
Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное (п. 1 статьи 1109 ГК РФ).
Промышленным районным судом обоснованно отказано в иске работодателю о взыскании с работника денежных средств, выплаченных в качестве пособия по беременности и родам.
ООО «Самара Металлист»  обратился в суд с иском о взыскании с бывшего работника ЛЕ.Е. денежных средств, перечисленных ей 02.07.2010 г.  в сумме 150 000 рублей на счет в отделении Сбербанка  РФ, со ссылкой на статью 1102 ГК РФ, указав  в обоснование, что у ответчицы не было основания для получения данной денежной суммы, так как на момент июнь 2010 г. работодателю не было известно о беременности сотрудника, срок беременности был мал, работодатель не был уведомлен об этом событии.
Рассматривая заявленные требования, суд обоснованно исходил из того, что ЛЕ.Е. состояла в трудовых отношениях с ООО «Самара Металлист»  с 17.09.2007 г.    
С 06.10.2010 г. по 02.02.2011 г. ЛЕ.Е. находилась в отпуске по беременности и родам, что подтверждено листком нетрудоспособности, переданным работодателю.
Хотя, перечисление денежных средств осуществлялось платежными поручениями 02 июля 2010 г., но поскольку денежные средства имели целевое назначение  в качестве пособия по беременности и родам, и 7.12.2010 г. ЛЕ.Е. родила дочь, то суд правильно указал, что на основании закона и трудового соглашения между сторонами  у работодателя имелись основания для перечисления денежных средств ЛЕ.Е. в качестве пособия по беременности и родам.
То обстоятельство, что денежные средства были перечислены заблаговременно, до предоставления ЛЕ.Е. отпуска по беременности и родам, в данном случае не свидетельствует о том,  что она неосновательно обогатилась,  и в связи с тем, что отсутствовала недобросовестность со стороны ЛЕ.Е., не была допущена счетная ошибка, и денежные средства были выплачены в качестве пособия по беременности и родам, суд обоснованно отказал в иске о взыскании неосновательного обогащения.
Получение денежных средств в качестве социальной поддержки от государства в результате недобросовестности приобретателя, может быть признано неосновательным обогащением,  подлежащим возврату, в случае если будет установлена недобросовестность приобретателя.   
Согласно п. 3 статьи 1109 ГК РФ заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.
В Богатовский районный суд Самарской области обратилось управление пенсионного фона с иском к АН.Н. о признании недействительным государственного материнского капитала и взыскании неосновательного обогащения – выплаты за счет средств материнского (семейного капитала)  в размере 12 000 рублей.
Решением ГУ УПФ РФ АН.Н. выдан государственный  сертификат на материнский (семейный) капитал с учетом того, что она имеет двоих несовершеннолетних детей – ПД.Д., 15.08.1992 г.р. и АД.О., 29.07.2008 г.р. При этом, АН.Н. указала, что не лишена родительских прав в отношении обоих детей.
Решением суда исковые требования удовлетворены, при этом суд обоснованно исходил из недобросовестности ответчицы, скрывшей от органов пенсионного обеспечения факта лишения её родительских  прав в отношении сына Д, 30.03.1992 г.р. Суд правильно указал, что при обращении с заявлением о выдаче государственного сертификата на материнский капитал у АН.Н. отсутствовало право на данный вид государственной поддержки в связи с лишением её родительских прав в отношении одного из детей.
Поскольку в данном случае имело место недобросовестное поведение обогатившегося лица, то суд правомерно признал полученные денежные средства неосновательным обогащением, и обоснованно взыскал сумму в пользу Управления пенсионного фонда.  
Неосновательное обогащение в результате исполнения несуществующего обязательства.
п. 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:
денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
15.08.2008 г. между ОАО «Балтийский банк» и КВ.В. заключен договор о предоставлении потребительского кредита на срок 60 месяцев до 15.08.2013 г., с уплатой 18 % годовых за пользование кредитом.
15.08.2008 г. в обеспечение исполнения кредитного договора с БТ.В. заключен договор поручительства, согласно условиям которого поручитель взял на себя обязательство отвечать перед банком за исполнение Куянзиным всех обязательств по кредитному договору.  
12.09.2008 г. КВ.В. внесен первый взнос в погашение кредита в сумме 3500 рублей.
30.09.2008 г. заемщик КВ.В. умер.
ДО.И. – фактическая жена КВ.В. добровольно в период с 15.10.2008 г. по 15.09.2010 г. ежемесячно вносила платежи банк в погашение кредитного договора, оплатив за указанный период сумму 84 000 рублей.  
Обратившись в суд в 2011 г. ДО.И. просила взыскать с ОАО «Балтийский банк» неосновательное  обогащение  в сумме  – 84 000  рублей.
Разрешая спор по существу,  суд обоснованно исходил из того, что ДО.И. не является наследником КВ.В. ни по закону, ни по завещанию. Свидетельство о праве на наследство никому не выдано, поскольку никто не обратился за наследством после смерти КВ.В.
В соответствии со статьей 418, ч.1  ГК РФ обязательство по кредитному договору прекратилось в связи с отсутствием правопреемства.  
 Условиям кредитного договора предусмотрено, что обязательства  заемщика, возникшие из кредитного договора, неразрывно связаны с личностью заемщика, в связи с чем действие договора прекращается по основаниям, предусмотренным статьей 418 ГК РФ.
Поскольку истица ДО.И. не являлась наследницей  КВ.В., своевременно 15.10.2008 уведомила банк о смерти заемщика, но будучи введенной в заблуждение работниками банка, продолжала исполнять кредитные обязательства КВ.В. перед банком, суд обоснованно указал, что сумма 84 000 рублей, полученная по прекращенному договору от лица, не являющегося ни стороной по договору, ни правопреемником заемщика,   является неосновательным обогащением и подлежит, в соответствии со статьей 1102 ГК РФ,  взысканию  с банка в пользу потерпевшей стороны.
Поскольку ДО.И. добросовестно заблуждаясь, полагала существующим обязательство по погашению кредита вместо умершего заемщика, то есть не знала о несуществующем обязательстве, то п. 4 статьи  1109 ГК РФ в данном случае неприменим.
Неправильное применение нормы материального права и нарушение норм процессуального права.
Предмет и основание иска определяются истцом.
Суд не вправе, по своему усмотрению изменять предмет либо основание иска.
СП.В.  обратился в суд с иском к СС.Н. о взыскании суммы займа, процентов за пользование  чужими денежными средствами,  ссылаясь в обоснование на заключенное 2.12.2007 г. сторонами Соглашение о его  участии в качестве компаньона в деятельности ООО «Кредо».  По условиям Соглашения Стаханов П.В. при внесении  денежной суммы в размере 2 000 000 рублей становится полноправным компаньоном имущества ООО «Кредо-С».
СС.Н. получив от СП.В. денежную сумму в размере 1 000 000 рублей  не исполнил условия соглашения, и не возвратил  данную денежную сумму.
СП.В. указал в качестве правового основания нормы ГК о договоре займа, просил суд взыскать с СС.Н. основную сумму долга в размере 1000 000 рублей, а также проценты по договору займа и проценты за пользование чужими денежными средствами по статье 395 ГК РФ.     
Рассматривая данные требования, Нефтегорский районный суд пришел к правильному выводу об отсутствии между сторонами заемных отношений, поскольку между ними было заключено иное Соглашение, которое не подпадает под действия норм, регулирующих отношений из договора займа.
Суд усмотрел в действиях ответчика неосновательное обогащение (статья 1102 ГК РФ с элементами злоупотребления правом). При этом, суд исходил из того, что между сторонами заключено иное соглашение, которое однако не исполнено ответчиком, при этом ответчик, в одностороннем порядке изменил условия договора, не согласовав с партнером, из чего судом был сделан вывод об одностороннем расторжении Соглашения от 02.12.2007 г. Истец обращался в правоохранительные органы с заявлением о привлечении к уголовной ответственности партнера, однако в возбуждении уголовного дела было отказано.
Суд при рассмотрении гражданского дела принял во внимание, что  ответчик признавал  денежные обязательства перед истцом, и,  придя к выводу, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца, применил статью 1102 ГК РФ, и взыскал с ответчика сумму неосновательного обогащения в размере 1 000 000 рублей, а также проценты за пользование чужими денежными средствами.
Определением судебной коллегии решение было отменено по жалобам истца и ответчика, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку суд пришел к верному выводу о том, что между сторонами не заключен договор займа, между ними существуют иные отношения. Исходя из того, что истец основывал свои требования на нормах ГК РФ, регулирующих отношения займа, то суд не вправе был изменить правовое основание иска, поскольку это право принадлежит истцу. Установив отсутствие между сторонами заемных отношений, суд должен был отказать в иске о взыскании денежных средств по договору займа. Применение иных норм ГК РФ, регулирующих иные правоотношения сторон, недопустимо, поскольку суд рассматривает и разрешает дела в рамках заявленных требований.
Кроме того, представляется сомнительным наличие в действиях ответчика неосновательного обогащение, так как между сторонами заключено Соглашение. Поэтому при рассмотрении данного спора не может быть применена также и глава 60 ГК РФ о неосновательном обогащении.
Неправильное применение норм материального права при определении наличия либо отсутствия правого основания для приобретения имущества повлекло неверное разрешение спора.
ЗАО «Московская Акционерная Страховая Компания» (ЗАО «МАКС» обратилось в Центральный районный суд  с иском о  взыскании с СП.Р.  суммы неосновательного обогащения в размере 201 078, 56 рублей и судебных расходов по  оплате госпошлины в размере 5 210,79 рублей.
При рассмотрении дела судом установлены  следующие обстоятельства:  09.10.2007 года между ЗАО «МАКС» и СP.P. заключен договор имущественного страхования по системе КАСКО (риски «ущерб» и «хищение») автомобиля Mitsubishi Lanser г/н В043УС163, полис № 10783/50/500050935 на срок с 10.10.2007 года по 09.10.2008 года. Страховая сумма определена сторонами в размере 364 862 рублей.
В период действия договора страхования произошли 3 ДТП – 2- 03.09.2008 г. и 1 – 09.10.2008 г., с участием автомобиля Mitsubishi Lanser, принадлежащего СP.P., и в результате автомобилю были причинены механические повреждения.
Страховая компания признала указанные ДТП страховыми случаями и выплатила истцу в рамках договора страхования страховые возмещения в следующих размерах: по ДТП от 03.09.2008 года стоимость восстановительного ремонта  20 969 рублей  выплачена СP.P. в полном объеме, что подтверждается платежным поручением № 00169 от 09.10.2008 года; по ДТП от 03.09.2008 года стоимость восстановительного ремонта -  101 272,80 рублей, СP.P. выплачено 78 630,02 рублей, что подтверждается платежным поручением № 40144 от 14.10.2008 года, по ДТП от 09.10.2008 года стоимость восстановительного ремонта составила 566 124,42 рублей, ответчику выплачено 101 479 54 рублей, что подтверждается платежным поручением № 41243 от 03.04.2009 года. Общая сумма, выплаченная СP.P. по договору страхования № 10783/50/500050935, составила    201 078,56 рублей, что подтверждается справкой № А-20-12/15764 от 18.08.2011 года.
Также судом было установлено, что заочным решением Автозаводского суда от 02 сентября 2009 г. с ЗАО « МАКС» в пользу СР.Р. взыскана сумма страхового возмещения в размере 364 862 рубля, по ДТП, произошедшему 09.10.2008 г.  Выплата СР.Р. указанной суммы произведена 23.12.2009 г. по исполнительному листу.
Установленные судом обстоятельства свидетельствуют, что С Р.Р. получил от страховой компании ЗАО «МАКС» страховое возмещение по договору страхования от 10.10.2007 г. в общей сумме 565 940 рублей.
Суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании с СР.Р. неосновательного обогащения в размере 201 078,56 рублей, при этом суд  исходил из того, что данная сумма не может отвечать признакам неосновательного обогащения, поскольку выплачена СР.Р. в  рамках договора страхования, т.е. на условиях сделки.  Кроме того, суд в решении указал, что страховое возмещение в сумме 364 862 рубля, выплачено на основании решения суда, что Страховая компания сама виновна, поскольку представитель не  явился в судебное заседание, не представил информацию по страховым выплатам, и не обжаловал решение суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда не согласилась  с таким выводом суда, поскольку он основан на неверном применении нормы материального права – статьи 1102 ГК  РФ, согласно которой лицо, приобретшее имущество за счет другого лица, без установленных законом, правовыми актами или сделкой оснований, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).    
Договором страхования автомобиля СР.Р. была определена действительная стоимость автомобиля, принадлежащего СР.Р.-364 862 рубля, и страховая сумма 364 862 рубля.  
В соответствии со статьей 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Правовым основанием получения СР.Р. суммы страхового возмещения является договор имущественного страхования и статья 929 ГК РФ.
Указанная норма права и договор страхования означают, что страховое возмещение должно было быть выплачено СР.Р. в пределах страховой суммы, предусмотренной договором, в размере 364 862 рубля. Получение СР.Р. суммы на 201 078 рублей превышающей размер страховой суммы, предусмотренной договором страхования,  является неосновательным обогащением СР.Р. за счет ЗАО «Московской Акционерной страховой компании», поскольку получение страхового возмещения сверх суммы, определенной договором не предусмотрено ни условиями  договора, ни нормой материального права.  
Определением судебной коллегии решение Центрального районного суда  отменено, постановлено новое решение об удовлетворении исковых требований и с СР.Р. в пользу ЗАО «Московской Акционерной страховой компании» взыскана сумма неосновательного обогащения в размере 201 078 рублей.
Изучение гражданских дел, поступивших на обобщение, показало рост количества и разнообразия споров,  вытекающих из обязательств следствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ).
Суды в основном правильно понимают и применяют главу 60 ГК РФ. Однако, следует обратить внимание на более четкое применение данной главы, с учетом выводов, сделанных в данном обобщении.  
При рассмотрении дел данной категории следует руководствоваться, кроме главы 60 ГК РФ (статьи 1102-1109 ГК РФ), также совместным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (пункт 65), совместным Постановлением  Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 15 от 12.11.2001 г. и Пленума  Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 18 от 15.11.2001 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (пункт 24), совместным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13/14 от 08.10.1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».
Судья Самарского областного суда       О.А. Акинина

опубликовано 20.01.2012 15:32 (МСК)


Источник: http://oblsud.sam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=309



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Неосновательное приобретение имущества: тонкости взыскания Винипух связанный крючком

Связанных с применением норм о неосновательном обогащении Связанных с применением норм о неосновательном обогащении Связанных с применением норм о неосновательном обогащении Связанных с применением норм о неосновательном обогащении Связанных с применением норм о неосновательном обогащении Связанных с применением норм о неосновательном обогащении

Похожие новости