Самой выдающейся архитектурной достопримечательностью Петергофского дворцово-паркового ансамбля является огромное барочное здание Большого Петергофского дворца, известное также как Петродворец

0_f0a_b504fc50_XL

Первоначально довольно скромный царский дворец, сооруженный в стиле “петровского барокко” в 1714-1725 годах по проекту Ж-Б. Леблона, а затем Н. Микетти, был перестроен Елизаветой по модели Версаля (арх. Ф.-Б. Растрелли), — в так называемом стиле зрелого барокко. Длина обращённого к морю фасада — 268 м. Вид на фасад Большого Петергофского дворца из Верхнего или Нижнего парков впечатляет, но это скорее оптический обман — сам по себе дворец довольно узкий и не настолько большой, как выглядит. Насчитывает около 30 залов, в том числе богато украшенные парадные залы, отштукатуренные под мрамор, с расписанными потолками, инкрустированным паркетом и позолоченными стенами.

0_ef8_2d659485_XL

Автор HDR-фото — Актас

Парадная лестница

Парадный вход размещён в западном флигеле дворца. Такое решение позволяло Б. Ф. Растрелли развернуть анфиладу парадных залов, нанизанных на ось вдоль фасада (этот принцип наиболее полно реализован архитектором в следующем по времени создания большом дворце — Екатерининском). Квадратный в плане зал с двухцветной лестницей — один из самых эффектных интерьеров дворца, отличающийся парадной и роскошной отделкой. В нём Растрелли достиг максимального синтеза искусств, применив едва ли не все возможные средства декорирования: масляная живопись плафона, темперная роспись стен, лепнина, резьба по дереву, кованый металл. В интерьере лестницы многообразно представлены различные скульптурные формы: барельефы, картуши, статуи, рокайли, вазы.

0_55c2_70c3c00_-1-XL

Но основным элементом декора, традиционным для растреллиевских интерьеров, является золочёная резьба по дереву. Выполнение работ относится к 1751 году; бригаду русских мастеров возглавлял Иосиф Шталмеер. Нижнюю часть лестницы украшают резные кариатиды. Самые заметные скульптуры верхней части — аллегорические изображения времён года, украшающие верхнюю площадку лестницы. Весна, Лето (на перилах), Осень и Зима (помещены в нишах напротив первых) представлены в образе юных девушек. До нашего времени “дожила” одна лишь Зима, остальные — репродукции. Дверной портал, ведущий в Танцевальный зал, решён в формах триумфальной арки. Украшением монументального десюдепорта служат две резные фигуры “Верность” и “Справедливость”.

Дюсдепорт, украшенный фигурами “Верность” и “Справедливость” (автор фото — Корзун Андрей)

Peterhof_palace_01

Осень и Зима

0_1e6f7_3c066632_XL0_12086_72808ad8_XL

Весна и Лето

0_4cfb_87b8e4d4_XL0_18ba4_d7c1d321_-2-XL

Аллегория Весны с другого ракурса (автор — Корзун Андрей)

Peterhof_palace_02

Стены богато расписаны темперой; в орнаментах сплетаются цветочные гирлянды и другие растительные мотивы, двуглавые орлы, вензеля Елизаветы Петровны. Рисованные фигуры Аполлона, Дианы и Флоры вписаны в иллюзорные ниши; обманный эффект подчёркивает воздушность и лёгкость интерьера. Этому же служат и восемь больших двухъярусных окон, пропускающие на лестницу изобилие света. В верхних ярусах располагаются характерные для барокко зеркальные окна-обманки, призванные усилить за счёт световых эффектов ощущение простора.

800px-Grand_Peterhof_Palace-main_staircase

Автор фото — Yair Haklai

Потолок над лестницей украшен плафоном “Аллегория Весны” работы Бартоломео Тарсия. Живописная работа со времени создания воспринималась как прославление Елизаветы Петровны и её царствования, отмеченное расцветом искусств, наук и ремёсел. Так же трактовалась общая символика интерьера: он раскрывается аллегорией благоденствия Российского государства и его процветания под эгидой искусств. Мажорный и торжественный настрой парадной лестницы получил продолжение в Танцевальном зале.

0_55c1_f564dd84_-1-XL

Танцевальный зал

Танцевальный (Купеческий) зал площадью около 270 кв.м. занимает всё западное крыло дворца. По декоративному убранству — самый пышный интерьер дворца, разработан в особом праздничном ключе. Этот зал отличается обилием золота, есть легенда, что Екатерина Вторая распорядилась не жалеть драгоценный металл при оформлении зала, так как "купцы золото любят". Он создавался в 1751-1752 годах и полностью сохранил изначальный замысел Растрелли.

0_324b_d84f0e5c_-1-XL

Особенность Танцевального зала — фальшивые зеркальные окна-обманки, занимающие основное пространство глухих западной и северной стен. На противоположных им стенах — окна настоящие, большие, в два яруса. Простенки между окнами, как настоящими, так и фальшивыми, занимают огромные зеркала.

0_55c3_9dff3b2d_-1-XL

Изобилие зеркал создаёт эффект многократно умноженного пространства.

Peterhof_palace_03

Автор фото — Корзун Андрей

В отделке господствует золочёная резьба по дереву. В простенках между окнами, над зеркалами, расположены тондо на темы “Энеиды” Вергилия и “Метаморфоз” Овидия. Падуги, создающие плавный переход от стен к потолку, украшены живописными медальонами и лепными кронштейнами. Плафон “Аполлон на Парнасе”, созданный специально для зала, занимает весь свод. Орнаментальный узор наборного паркета из клёна, ореха, светлого и тёмного дуба дополняет интерьер.

Fontana3

Голубая приёмная

Небольшая комната, связанная с Танцевальным и Чесменским залами; также имеет выход через стеклянные двери в галерею, соединяющую основную часть дворца с Гербовым корпусом. Своё название получила по отделке стен: они затянуты голубым шёлковым штофом. Вспомогательное помещение служило своего рода канцелярской; здесь постоянно располагались секретари, а также камер-фурьеры, которые записывали в специальные журналы дворцовую летопись (в них фиксировались прибытие или отъезд важных персон, курьеров, а также привоз предметов обстановки и т. п.). Интерьер создан Б. Ф. Растрелли и в дальнейшем не подвергался изменениям.

0_32a5_c63a3f08_-1-XL

В нынешней экспозиции музея в Голубой приёмной представлены предметы мебели середины XIX века в стиле “второго барокко”, изделия из бронзы и вазы Императорского фарфорового завода в стиле ампир. Стены украшают живописные работы; одна из них кисти И. К. Айвазовского с Петергофским пейзажем (“Вид Большого дворца и Большого каскада”). Приёмная выделяется множественностью перспектив, характерной для замыкающей комнаты барочной планировки: из окон видны Верхний сад и Нижний парк, сквозь стеклянные двери — галерея в Гербовый корпус. Ниже на фото представлен фрагмент интерьера Голубой приёмной (автор — Корзун Андрей)

cms

Чесменский зал

Мемориальный Чесменский зал Большого Петергофского дворца — самый известный из всех залов сооружения. Своё название носит в память о Чесменском сражении 25—26 июня 1770 года в Эгейском море, в ходе которого российский флот одержал решающую победу в ходе русско-турецкой войны 1768—1774 годов. Екатерина II, получив известие об уничтожении турецкого флота в Чесменском сражении, задумала увековечить славное событие в серии картин. В том же 1770 году немецкий художник Якоб Филипп Гаккерт, имевший репутацию мастерского пейзажиста, получил заказ на создание цикла. Флот находился ещё в “архипелагском походе” (завершился в 1774 году), когда началась работа над картинами. Гаккерт в то время жил и работал в Италии; для того, чтобы художник мог достоверно изобразить взрыв и пожар на корабле, на рейде Ливорно в 1771 году командованием российского флота в присутствии многотысячной толпы зевак был взорван и потоплен старый 60-пушечный фрегат “Св. Варвара”. Эпизод нужен был для работы над некоторыми полотнами, в том числе — над самой известной картиной серии “Сожжение турецкого флота в ночь на 26 июня 1770 года”. Непосредственно Чесменскому сражению посвящены 6 из 12 картин серии. Другие полотна отражают последующие сражения с остатками турецкого флота и различные этапы многолетнего похода русской эскадры под командованием Г. А. Спиридова и А. Г. Орлова. Картины создавались на основе документальных описаний и схем непосредственных участников боевых действий. В 1773 году художник завершил работу над полотнами; место для них было определено заранее, им стал Аванзал Петергофского дворца. Руководил перестройкой зала Ю. М. Фельтен. От первоначального растреллиевского интерьера был оставлен только паркет, заркала в простенках и плафон работы Л. Вернера “Церера, вручающая колосья Триптолему”. Фельтен, создавая интерьер в классицистическом ключе, использовал минимальное декоративное оформление: только сочетание белого и светло-жёлтого цвета стен, лепные орнаменты строгого рисунка на падуге потолка и разместившиеся в десюдепортах барельефы. Один из них, “Турецкие трофеи”, напрямую связан с темой Чесменского сражения; другие развивают морскую и героическую тематику. В 1779 году крупные полотна (размер каждого ок. 3,2 х 2,2 м) заняли своё нынешнее место. Предназначение зала, несмотря на радикальную переделку, при этом не изменилось; как и прежде, здесь собирались придворные, высшие сановники империи, иностранные посланники перед началом дворцового церемониала.

0_f47a_b267f234_XL

Во время Великой отечественной войны интерьер был полностью уничтожен. Картины эвакуировали, но плафон в спешке демонтировать не удалось, и он сгорел. При реставрации ему подыскали замену, работу Августина Тервестена “Жертвоприношение Ифигении”. Тематически он даже более прежнего вписывается в интерьер Чесменского зала, так как создан на сюжет из истории Троянской войны, развернувшейся на берегах Эгейского моря. Чесменский зал был восстановлен в 1969 году. Появление мемориального зала именно в Петергофе не случайно: Пётр I обустраивал морскую императорскую резиденцию как памятник победам России в Северной войне; тема прославления русского оружия получила своё развитие в Чесменском зале. Он не стал единственным памятником славной победы: на том месте, где Екатерина получила известие о сожжении турецкого флота, воздвигнута Чесменская церковь, был построен Чесменский дворец, в парке Царского Села соорудили Чесменскую колонну, в Гатчине — Чесменский обелиск; также в гатчинском дворце впоследствии была обустроена Чесменская галерея. К теме памятного сражения позднее обращался И. К. Айвазовский; прообразом его картины “Чесменский бой” послужили работы Я. Ф. Гаккерта.

0_fee7_3c54d232_XL

Тронный зал

Тронный зал — самый большой (330 кв. м.) и наиболее торжественный зал Петродворца. Первоначально зал именовался Большим и не имел чётко выраженного предназначения. Интерьер создан Ю. М. Фельтеном в 1777—1778 годах. От предыдущего барочного интерьера, разработанного Ф. Б. Растрелли, остался только паркет. Интерьер, трактованный в стиле классицизма, но в барочном объёме, отличается сдержанной колотистикой с доминированием белого цвета и монументальным лепным декором: крупные лепные орнаменты из акантовых листьев на падугах, из листьев дуба и лавра (символов стойкости и славы), акцентирующее потолочное перекрытие; венки и гирлянды выполнены в подчёркнутом объёме, выступая от плоскостей на значительные расстояния, а иногда и отрываясь от них.

Peterhof_interior_200210110_2206b_ffc0fa3e_XL

Основной элемент декорирования зала — живопись, ей отведены наиболее значимые места в интерьере. Западную торцовую стену почти сплошь занимают четыре полотна работы Р. Петона, изображающие эпизоды Чесменского сражения, тем самым образуя сюжетную связку с предыдущим залом. Английский живописец Ричард Петон, узнав о сражении, сам предложил российскому посланнику в Лондоне А. С. Мусину-Пушкину написать несколько картин на эту тему. Его желание было воспринято благосклонно, и в 1772 году четыре картины прибыли в Петербург. Сначала они располагались в Зимнем дворце; затем при создании Тронного зала были перевезены в Петергоф. Ричард Петон, в отличие от Якоба Гаккерта, не имел точных сведений о дислокации кораблей, поэтому картины лишь приблизительно трактуют события сражения. Тем не менее они были исполнены на высоком профессиональном уровне и обладают несомненными художественными достоинствами. Рядом, над дверными порталами, в лепном обрамлении размещены парадные портреты Петра I и Екатерины I, на противоположной стене симметрично им расположены портреты Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны (все созданы Г. Бухгольцем); в простенки между окнами второго яруса помещены 12 портретов родственников Петра I. С живописными полотнами перекликаются гипсовые барельефы, дополняющие интерьер. По сторонам от “Шествия на Петергоф” расположены аллегорические мелальоны И. П. Прокофьева “Истина и Добродетель” и “Правосудие и Безопасность”, прямо над ними — барельефы на исторические сюжеты “Возвращение князя Святослава с Дуная после победы над печенегами” и “Крещение княгини Ольги в Константинополе под именем Елены”.

0_74d8_cc652117_XL

Центральное место восточной стены занимает конный портрет Екатерины II, самое крупное живописное полотно зала. Картина, которая называется “Шествие на Петергоф”, создана в 1762 году В. Эриксеном. Екатерина изображена в мундире полковника Семёновского полка верхом на любимом коне Бриллианте. На полотне зафиксирован исторический момент дворцового переворота 28 июня 1762 года, когда Екатерина, которую только что провозгласили императрицей, возглавляет поход гвардии из столицы в Петергоф для окончательного отстранения от власти своего супруга Петра III. Современники отмечали, что это самый похожий портрет императрицы. У этой картины богатая событиями история. После смерти Екатерины вместо работы В. Эриксена зал украсил гобелен “Пётр I спасает рыбаков в Ладожском озере” (зал при этом получил название Петровского); картина же переместилась в петергофский Английский дворец. В 1917 году вместе с другими ценностями Английского дворца она была эвакуирована в Москву; какое-то время находилась в Оружейной палате, затем — в Третьяковской галерее. Лишь в 1969 году при восстановлении зала портрет вернулся на своё историческое место. Возле конного портрета Екатерины установлено тронное кресло русской работы первой четверти XVIII века. По преданию, трон изготовлялся по заказу А. Д. Меншикова для своего дворца в Петербурге для приёма частого гостя, Петра I. Дубовый трон вызолочен, обит красным бархатом, на спинке — вышитый двуглавый орёл. Подножная скамейка — аутентичный предмет из обстановки Петергофского дворца; изготовлена в середине XVIII века.

Peterhof_palace_05

Автор фото – Корзун Андрей

Важное место в оформлении зала играют люстры с подвесками аметистового цвета в форме дубовых листьев. Ю. М. Фельтен, работая над интерьером зала, решил не заказывать новые, а использовать светильники, уже имевшиеся на складах дворцового ведомства. 12 люстр, барочные по стилистике, кажутся на первый взгляд одинаковыми. Но в зале их четыре вида, различных по размерам и форме. Люстры были изготовлены на Петербургском казённом стекольном заводе. Похожие люстры расположены также в Чесменском зале дворца и в Белой столовой.

Peterhof_palace_06

Автор фото – Корзун Андрей

Весь живописный декор зала, дополненный барельефами, имеет ярко выраженный политический мотив. Тронный зал создавался и оформлялся с целью наглядно продемонстрировать право Екатерины II на царствование, её духовную преемственность как продолжательницы дела Петра I. В зале также выражена тема прославления деяний Екатерины-государыни, как напрямую (картины Р. Петона), так и аллегорически. Важное место в оформлении также занимает тема недавно завершившейся русско-турецкой войны: помимо работ Р. Петона, к ней через исторические параллели отсылают барельефы А. М. Иванова и М. И. Козловского. Зал использовался для проведения официальных церемоний и мероприятий; но также, в особых случаях, здесь проводились балы и торжественные обеды. Тронный зал был восстановлен в 1969 году. Тронный зал Петродворца настолько огромный, что здесь даже концерты устраивают)

imgB

###

Аудиенц-зал

Аудиенц-зал Большого Петергофского дворца — относительно небольшой зал в числе парадных помещений дворца, интерьер которого разработан Б. Ф. Растрелли. Первоначальный план постройки дворца предполагал существование на месте зала двух небольших комнат, с световым двориком между ними, но этот план архитектора был отклонён. Ему пришлось в те же размеры попытаться вписать Аудиенц-зал. Сложность заключалась в том, что пространство для помещения оказалось зажатым Тронным залом с одной стороны, и Белой столовой — с другой; а большие двухсветные окна при этом должны были выходить на обе стороны от дворца. Получалось узкое и высокое, вытянутое поперёк дворца пространство помещения. Архитектор продемонстрировал незаурядное композиционное мастерство, успешно справившись с декорированием сложного пространства. Узкий зал Растрелли как бы распахнул ввысь, использовав характерный приём с устройством ложных зеркальных окон во втором ярусе продольных стен (по пять с каждой стороны). Падуга потолка в отличие от других растреллиевских интерьеров дворца создана подчёркнуто-объёмной, привлекающей внимание, с чётким золочёным декором, имитирующим трельяжную сетку.

0_55c0_a3a33fed_-1-XL

Другим средством выделения вертикального объёма зала стали пилястры по углам и на продольных стенах, завершающиеся выразительными резными капителями (архитектор в интерьерах дворца редко использовал ордер). Зеркала, традиционный барочный элемент оформления, в полной мере использован в нижнем ярусе зала. Огромное зеркало в центре над камином и напротив него, от них зеркала чуть поменьше справа и слева на продольных стенах, и ещё два в простенках окон — такое множество иллюзорных перспектив способствует зрительному расширению пространства. Основной элемент декора традиционен для Растрелли — это золочёная резьба по дереву. Орнаменты зеркальных рам отличаются особо сложным и прихотливым рисунком. Интересной деталью интерьера являются женские бюсты, венчающие орнамент вокруг окон; мотив повторён в виде женских головок над окнами-обманками второго яруса.

0_2206a_c6261d7_XL

Свод украшен единственным живописным произведением в Аудиенц-зале: плафоном, изображающим заключительный эпизод поэмы Торквато Тассо “Освобождённый Иерусалим”. Плафон был написан в 1754 году П. Балларини специально для “Аудиенц-камеры” (итальянский художник работал в России недолго и ничего больше здесь не создал). Живописная работа отличается от остальных плафонов дворца необычным выбором темы: вместо условных аллегорий избрана любовно-героическая поэма. Во время войны плафон погиб; сейчас на его месте воссозданная копия. На фото ниже – центральная часть плафона, автор – Корзун Андрей

Peterhof_palace_07

Зал использовался для малых государственных приёмов. В середине XIX века, когда стало практикой накрывать столы во всех парадных залах дворца для торжественных обедов, здесь отводилось место статс-дамам; зал получил своё второе название — Статс-дамская.

0_32820_514c2212_XL

Белая столовая

Первоначальный декор Столовой, выполненный в традиционной для Б. Ф. Растрелли манере, просуществовал недолго. В 1774—1775 годах Ю. М. Фельтен существенно переделал зал, и по характеру переделки он получил своё нынешнее название. Белая столовая составляет выразительный контраст предыдущему интерьеру: после изобилия блеска позолоты и игры зеркал — почти полная монохромность и матовая текстура. Интерьер решён в строгих канонах классицизма, и на контрасте двух соседних залов легко прослеживаются отличия двух стилистичексих подходов. В зале нет падуги, потолок подчёркнут монументальным карнизом, который, однако, не соприкасается с плоскостью потолка; резные золочёные панно из дерева уступили место гипсовой лепнине; десюдепорты потеряли лёгкость и усилены сандриками. Горизональные тяги, карниз, сандрики создают композиционно замкнутый интерьер. В отличие от барочного стремления раскрыть пространство перспективами из окон или через зеркальные эффекты классицистический подход характеризуется стремлением к пространству уравновешенному, самодостаточному, гармонично организованному и внутренне завершённому, что в полной мере реализовалось в интерьере Фельтена.

0_74d9_8bcadd75_-1-XL

Белая столовая также выделяется среди остальных залов дворца отсутствием живописи. Функцию главного декоративного оформления несут на себе настенные барельефы, в других интерьерах выполнявшие лишь вспомогательную роль. Все лепные панно выполнялись русскими скульпторами. Сюжеты барельефов — аллегории изобилия (амуры, поддерживающие корзины с плодами и цветами), композиции из охотничьих трофеев, в верхнем ярусе — композиции из музыкальных инструментов. В простенках верхнего яруса также размещены медальоны работы Ф. Г. Гордеева на мифологический сюжет о Дионисе и Ариадне.

Панно “Охотничьи трофеи” (фото Андрея Корзуна)

Peterhof_palace_10

В современной экспозиции зала выставлен “Веджвудский сервиз” (часть его, 196 предметов). Посуда, выполненная из фаянса необычного кремового оттенка с тонким цветочным рисунком лилово-сиреневого цвета выполнена на заводе “Этрурия” в Стаффордшире Дж. Веджвудом. Это одна из ранних работ английского керамиста, ставшего впоследствии всемирно известным. Екатерина II заказала сервиз в 1768 году; в 1779 он был получен полностью и включал в себя около 1500 предметов. Не все выставленные предметы изготовлены на заводе Веджвуда; со временем посуда билась и частично восполнялась за счёт копий, создававшихся на российских мануфактурах. Сейчас в зале демонстрируется комплект на 30 кувертов из 196 предметов. Придворные обеды или ужины в XVIII—XIX веках носили церемониальный характер и продолжались по нескольку часов; меню включало в себя несколько перемен; чтобы за разговорами блюда не остывали, тарелки ставились на “водяницы”, заполненные кипятком. Торжественные обеды и ужины обслуживались штатом до 500 человек, включая поваров, лакеев, кремля кофешенков и т. д.

0_32824_aa09064f_XL

0_32826_38b1bbff_XL

Белая столовая замыкает анфиладу больших парадных залов дворца. Её местоположение в планировке проводит границу между официальными залами и приватными дворцовыми покоями. К Белой столовой примыкают две небольшие комнаты — Буфетные (название закрепилось с середины XIX века; до этого одна из них именовалась Подогревальней). Подсобные помещения использовались для подготовки блюд к подаче на стол и хранения посуды; были меблированы дубовыми столами и посудными шкафами. Сейчас в одной из Буфетных выставлены живописные произведения из коллекции музея работы А. Сандерса, выполненные в 1748 году.

0_32827_8391058c_XL

Люстра в Белой столовой (автор фото – Корзун Андрей)

Peterhof_palace_09

Китайские кабинеты

Самыми экзотическими по декору помещениями Петергофского дворца без сомнения являются Западный и Восточный Китайские кабинеты. Они расположены симметрично относительно центральной оси дворца, обрамляя собой Картинный зал. Это та часть дворца, которая существовала изначально; со временем она перестраивалась и изменяла своё функциональное предназначение. В Восточном кабинете ранее, при Петре I, существовала столовая.

0_3231_56f907b1_-1-XL

Идея обустроить Китайские кабинеты принадлежит Екатерине II и была реализована в 1766—1769 годах и в дальнейшем существенно не изменялся. Интерьер разрабатывал архитектор Ж. Б. Валлен-Деламот. За основу декоративного убранства были взяты китайские лаковые ширмы, привезённые в Россию ещё при Петре I. Толщина створок ширм позволяла распилить их вдоль, чтобы использовать для оформления обе стороны створки. В каждом кабинете архитектор разместил по пять декоративных панно (в настоящее время только два — подлинные; остальные восемь — воссозданые взамен утраченных во время войны). Роспись, выполненная по чёрному фону, характерна для китайского изобразительного искусства конца XVII — начала XVIII века. Среди сюжетов — традиционные сельские сцены и островные пейзажи. Три панно выделяются тематической оригинальностью: на них изображены этапы производства шёлка, выступление военных в поход и сбор урожая риса. Однако площади китайских панелей было недостаточно, чтобы создать гармоничный интерьер, и тогда Валлен-Деламот решил использовать надставки-обрамления, которые по его эскизам рисовали русские мастера лаковой миниатюры. Тонкая стилизация была исполнена безупречно. Сюжетами послужили пейзажные мотивы, изображения животных, цветов, птиц; рисунки на вставках не повторяются. Размер самого крупного составного панно — 4,5 х 2,3 м. В качестве фона для лаковых панно были выбран шёлковый штоф; золотистых тонов — для Западного кабинета и малиново-красных — для Восточного. Двери были также оформлены лаковой живописью в китайском стиле. Дверные проёмы архитектор задумал необычной пятиугольной формы; десюдепорты Западного кабинета украшены стилизованным солнечным диском в вершине пятиугольника и динамичными золочёными фигурами драконов по бокам, которые протягивают свои лапы к солнцу.

1236264620_7

Орнаментальные плафоны, расписанные в лаковой технике по шлифованной штукатурке, напоминают подглазурную роспись по фарфору (необычно крупные изразцы печей в кабинетах как раз выполнены в технике подглазурной росписи). Потолок украшен фонарями в китайском стиле из расписного стекла. Они появились здесь в 1840-х годах, это было последнее внесённое дополнение в интерьеры. Паркет кабинетов — с самым затейливым и сложным рисунком среди дворцовых залов, он выполнен в технике маркетри из древесины ценных пород: амаранта, палисандра, эбенового дерева, ореха, сандала, чинары. В комнатах, в соответствии с изысканной стилизацией, подобрано мебельное и художественное убранство. Часть мебели — подлинно китайские предметы (стол, расписанный красным лаком и палисандровые кресла с инкрустацией перламутром в Западном кабинете); другие — работы европейских мастеров в китайском духе. В Восточном кабинете представлены работы английских мебельщиков XVIII века с отделкой лаковой живописью: письменный стол и стулья, напольные часы; в Западном — уникальное бюро-цилиндр французской работы 1770-х годов.

0_32a8_5bdeee0e_XL

В то время в Европе, особенно во Франции, было хорошо налажено изготовление предметов мебели в стиле “шинуазри”, простимулированное высоким интересом аристократии к дальневосточной экзотике и редкостью оригинальных изделий. Оставаясь конструктивно европейской, эта мебель за счёт росписей и декоративных деталей удачно имитировала китайскую. Над богатыми по колористике интерьерами под началом Валлен-Деламота работали многие видные художники: Антонио Перезинотти, братья Алексей и Иван Бельские, А. Трофимов, И. Скородумов, “мастер лаковых дел” Фёдор Власов. Современная экспозиция музея включает в себя также коллекцию фарфоровых изделий XVII—XIX веков, выполненных китайскими и японскими мастерами: посуду, вазы, подсвечники, статуэтки; кантонскую эмаль, лаковые расписные шкатулки и кабинеты. Увлечение китайским искусством, характерное для XVIII века, помимо расписных шелков в Диванной имеет ещё одно отражение в Петергофе: во дворце Монплезир сохраняется “Лаковая камора” Петра I.

0_acff_b48c1655_-1-XL

Картинный зал

Просторный двусветный зал, находящийся в обрамлении Китайских кабинетов, занимает центральное место в планировке дворцовых помещений; через него проходит композиционная ось не только самого дворца, но и Нижнего парка и Верхнего сада. Из больших окон-дверей нижнего яруса, выходящих на обе стороны, видна перспектива Морского канала, прорезающего Нижний парк и уходящего к Финскому заливу, и бассейны фонтанов Верхнего сада (окна-двери ведут на балконы, единственные во дворце).

0_f47b_d8727465_-1-XL

Картинный зал — одно из старейших помещений Петергофского дворца, он создан ещё при строительстве “Нагорных палат” Петра I. В первоначальном варианте здания зал был самым крупным парадным помещением. Объёмы и пропорции зала за все последующие перестройки не изменялись; он даже сохранил элементы изначальной отделки по замыслу императора, который воплощали Ж.-Б. Леблон и Н. Микетти. К ним относятся лепной карниз, роспись падуг и плафон работы Бартоломео Тарсия на тему “История иероглифики”, созданный в 1726 году. Сложное многофигурное полотно (более тридцати персонажей) прославляет героя (Петра I); над ним развевается штандарт с двуглавым орлом, вокруг него — античные боги Фемида, Афина, Церера, Меркурий; аллегории Вечности в виде крылатой женщины с кольцом, Истины, поражающей Невежество, Порока, убегающего от Света. Выполненная в монохромной манере темперная роспись на падугах, композиционно слитная с их формой, продолжает тематику плафона. Изображены атрибуты и эмблемы воинской славы, крупномасштабные фигуры символизируют время, истину, славу, могущество, патриотизм и морские победы. В окружённые знамёнами угловые медальоны вписаны профили Нептуна, Марса, Аполлона и Беллоны. На продольных падугах присутствуют также аллегории четырёх стихий.

Двери с десюдепортом (фото – Корзун Андрей)

Peterhof_palace_12

Известно, что при Петре I интерьер украшали гобелены французской работы и 16 картин итальянских живописцев, за что зал именовался Итальянским салоном. В дальнейшем декор зала неоднократно переделывался. В 50-е годы XVIII века интерьер был изменён по проекту Б. Ф. Растрелли: в зале появился паркет, заменивший мраморную плитку, зеркала в барочных рамах, а также изысканные десюдепорты. Их выразительная скульптурная композиция из женского бюста в окружении птиц с распростёртыми крыльями многократно повторяется в различных вариациях в дальнейших дворцовых покоях.

Peterhof_palace_11

Автор фото – Корзун Андрей

В 1764 году зал обрёл свой нынешний вид, когда по проекту Ж. Б. Валлен-Деламота была закончена шпалерная развеска картин, принадлежащих кисти П. Ротари. Приехавший в Россию в 1756 году граф Пьетро Ротари пользовался репутацией мастера идеализированного портрета, был назначен придворным художником и пользовался благосклонностью императрицы Елизаветы Петровны. Он оставил след в русской живописи: у него учились Ф. С. Рокотов и И. С. Аргунов. В 1762 году Ротари умер; Екатерина II распорядилась приобрести у вдовы итальянского художника все его полотна, оставшиеся в мастерской. Часть их Ротари привёз с собою из Германии и Италии, но большинство были созданы в России. Большой знаток костюма, Ротари любил рисовать идеализированные портреты молодых девушек или мужчин в национальных одеждах (польских, русских, турецких, венгерских, татарских и т. п.). Большинство работ художника, попавших в Петергоф, — как раз такие портреты. Ротари был плодовитым и модным художником: в Китайском дворце Ораниенбаума есть кабинет Ротари, в Архангельском, подмосковном имении Юсуповых, — салон Ротари; его работы представлены в коллекциях российских и зарубежных музеев. Но самое крупное собрание работ художника представлено в Картинном зале: 368 полотен занимают почти всю площадь стен. Шпалерная развеска часто применялась для украшения интерьеров; в Петергофе таким же образом отделан павильон “Эрмитаж”, в Большом Екатерининском дворце тоже есть Картинный зал, где реализован тот же принцип размещения живописных работ. Однако не было случая, чтобы шпалеры были составлены из работ только одного художника; в этом плане интерьер не имеет аналогов. Зал, во времена Елизаветы Петровны недолго называвшийся Старым, стали именовать Кабинетом мод и граций или Галереей Ротари; со временем за ним закрепилось современное название.

0_32829_c08396a5_XL

В музейной экспозиции зала в качестве иллюстрации представлены некоторые предметы мебели, напоминающие о прежнем использовании зала. Складные ломберные столики XVIII века указывают на то, что здесь нередко устраивались карточные игры. В зале установлено фортепиано, изготовленное в Москве в 1794 году (мастер Иоганн Штюмпф); в XIX веке здесь проводились музыкальные вечера для узкого круга приближённых ко двору.

0_32828_441e6f9f_XL

Куропаточная гостиная

Куропаточная гостиная (Будуар) Петродворца открывает анфиладу комнат женской половины дворца. Расположенная в непосредственной близости от спальни и Туалетной, она использовалась для утреннего времяпрепровождения императриц в ближайшем окружении. Комната расположена в старой, петровской части дворца. До перепланировки, предпринятой Б. Ф. Растрелли, на месте гостиной были две маленькие комнаты, причём одна из них — без окон. Впоследствии растреллиевский интерьер был переработан Ю. М. Фельтеном, который, однако, не изменил его общий характер: были оставлены некоторые золочёные орнаменты на стенах и дверях, остался и альков, отделяющий размещённый в гостиной диван от остальной части комнаты. Фельтен создал новую нишу для дивана, плавно изогнув к алькову плоскости стен.

Petergof_0204

Своим названием комната обязана изысканной отделке стен. Шёлковая бледно-голубая ткань серебристого отлива с вытканными изображениями куропаток, вписанных в орнамент из цветов и колосьев пшеницы, создана по эскизам Филиппа де Лассаля (де ла Салля). Лионский художник во второй половине XVIII века пользовался большой известностью: он работал над эскизами обивочных шелков для резиденций всех европейских монархов. Рисунок с куропаткми специально разрабатывался для Петергофского дворца; заказчицей дорогого шёлка была Екатерина II. Обветшавшую ткань в XIX веке дважды (в 1818 и 1897 годах) возобновляли на русских фабриках в точном соответствии с оригинальной. Сохранившийся кусок материи, вытканной в конце XIX столетия, был использован при воссоздании интерьера после войны для затяжки западной стены гостиной и в качестве образца для изготовления обивки для других стен.

0_3282b_411be958_XL

Потолок гостиной украшает овальный плафон, аллегорически изображающий Утро, прогоняющее Ночь (неизвестного французского художника XVIII века). Ранее потолок был расписан темперой художниками братьями Алексеем и Иваном Бельскими, но роспись безвозвратно погибла во время войны.

0_3282c_9412ec10_XL

В Куропаточной гостиной экспонируются четыре произведения Ж. Б. Грёза, в том числе “Девушка, сидящая у стола” (1760-е годы). Другим заметным экспонатом комнаты является арфа, изготовленная в Лондоне в конце XVIII века филиалом фирмы французского мастера музыкальных инструментов Себастиана Эрара.

0_3282a_d7a626af_-1-XL

###

Туалетная комната

Следующая комната — Туалетная — выделяется, в первую очередь, тем, что стены её обшиты матовой зеленой тканью, которая наверху сходится складками, создавая ощущение солнечных лучей.

0_324f_cc3e9b16_-1-XL

Диванная комната

Центральное место в апартаментах женской половины занимает парадная Опочивальня. Она располагается в расширенном Растрелли ризалите центральной, петровской части дворца. Однако об отделке Елизаветинского времени здесь напоминают лишь покрытые вычурной резьбой панели стен, коробки окон и двери да характерный для большинства помещений середины XVIII столетия рисунок паркета “зигзаг”. В основном же облик этого интерьера сформировался в 1770 году, когда архитектор Ю.М. Фельтен перестроил для Екатерины II парадную спальню, создав при помощи деревянных перегородок комплекс из двух комнат — Опочивальню императрицы и Коронную. Основной архитектурный акцент, определяющий облик помещения, архитектор перенес на перегородку с альковной нишей, где некогда устанавливалась парадная кровать.
Будучи мастером периода становления классицизма, Фельтен, ученик Ф.-Б. Растрелли, хотя еще и применяет здесь деревянную позолоченную резьбу, однако, наряду с причудливо изгибающимися стилизованными золотыми побегами по белому и розоватому полю, использует геометрически четко очерченный плоский орнамент, спокойные круглые розетки, провисающие как бы под собственной тяжестью гирлянды цветов. Особую изысканность композиции придают струящиеся в вертикально ориентированных простенках ленты с букетами цветов и побегами лавра.Несмотря на значительные переделки, Опочивальня по-прежнему оставалась органически включенной в анфиладу, что соответствовало парадному ритуалу европейского двора XVII — первой половины XVIII столетия, но не отвечало требованиям нового периода строительства — большей комфортабельности жилого интерьера, и в первую очередь интимных помещений.Выделение Опочивальни из анфилады потребовало бы значительных перестроек и перепланировки. Фельтен предложил иное решение, использовав расположение Опочивальни в ризалите здания. В 1779 году от двери до двери поперек комнаты была установлена деревянная “турецкая перегородка” со стрельчатыми арками. Ее изготовили из ольхи и липы столяры Ожигин и Забаровский под руководством вольного столярного мастера Векмана.
Парадная кровать в альковной нише исчезает, а за перегородкой у западной стены размещается широкий и низкий “турецкий”  диван  “с приступом”. По преданию, его прислал Екатерине II Потемкин с фронта русско-турецкой войны. На подобные  диваны  была тогда мода, и во многих дворцах Петербурга появились “софы по турецкому вкусу”. С этого времени  комната  именовалась  Диванной. Стены  Диванной  обиты “китайскою материею шелковою с разными фигурами”. Сюжет росписи — обычные житейские сценки. Люди спокойно беседуют в маленьких домиках, отправляются на рыбную ловлю, наблюдают за выступлением уличного дрессировщика, охотятся, покупают у торговца декоративные комнатные цветы и т. п.

4911

Как драгоценная реликвия сохраняется в  Диванной  скромная яйцеобразная фарфоровая ваза. Она украшена тонко выполненной синей подглазурной кобальтовой росписью. Ручки — в виде пучков листьев водных растений с маскароном бородатого старика. На вазе крошечные изображения двуглавого орла и кружка со стрелкой. Так метил свои изделия великий русский ученый-керамист, друг М.В. Ломоносова Дмитрий Иванович Виноградов. Ему принадлежит честь создания в 1748 году первых изделий из отечественного фарфора.
B то время лишь два завода в Европе — Мейсенский под Дрезденом и Венский — изготовляли фарфоровые изделия. Способ их производства держался в строжайшей тайне. Д.И. Виноградов после долгих исследований составил свой рецепт изготовления керамической массы. При его непосредственном участии были выпущены первые изделия на Петербургском императорском фарфоровом заводе, основанном в 1744 году. Ваза в  Диванной  изготовлена в середине XVIII столетия.Двумя десятилетиями позже на том же Петербургском заводе изготовили по модели скульптора Ж.-Д. Рашетта удивительную по высокому художественному и технологическому совершенству фигуру собачки, лежащей на зеленой подушке. Наряду с керамикой в XVIII веке успешно развивается русское стеклянное производство. Петербургский стеклянный завод по качеству стекла и особенно хрусталя не уступал лучшим заводам Европы. Славились русские мастера производством хрустальных осветительных приборов. В  Диванной  можно видеть хрустальную люстру со стержнем рубинового стекла конца XVIII века, а на столике у зеркала — великолепные жирандоли 1760-х годов. На столике в центре комнаты стоит кофейный прибор на два лица. Он был выполнен на Венском фарфоровом заводе, как гласит предание, для внуков Екатерины II Александра и Константина. Над  диваном  висит портрет Елизаветы Петровны ребенком — копия с портрета работы Луи Каравака. Луи Каравак приехал в Россию по приглашению Петра I и жил здесь долгие годы, вплоть до своей смерти. Он изобразил дочь Петра I обнаженной, лежащей на подбитой соболями порфире. В правой руке она держит медальон с портретом отца. Хотя подобное изображение было довольно смело для своего времени, портрет пользовался большим успехом и несколько раз был повторен как самим Караваком, так и современными ему художниками. Портрет в  Диванной  написан Бухгольцем. В  Диванной  находится гарнитур мебели французской работы в стиле, присущем второй половине XVIII века, наугольный немецкий комод середины того же века с причудливо извивающимися стенками (такие комоды метко прозвали “бомба”) и воссозданное реставраторами по фотографии зеркало в резной золоченой раме.

0_32a4_6a082d40_-1-XL

Кабинет Императрицы

Название комнаты вовсе не означало, что его хозяйка регулярно занималась здесь государственными делами. Зачастую сюда заглядывали лишь затем, чтобы в тесном кругу приближенных сыграть партию в карты. До Великой Отечественной войны Кабинет сохранял золоченую деревянную резьбу, шелковые драпировки, наборный паркет, появившиеся здесь в 50 — 60-х годах XVIII века.
Летом 1849 года в Петергоф  доставили, а на следующий год установили в Кабинете императрицы “фарфоровый камин писан цветы и фрукты украшение по розовому грунту золотом”. На щите камина размещалось огромное зеркало в фарфоровой раме. Из фарфора были выполнены также канделябры, каминный экран и стол. Эти замечательные изделия императорского фарфорового завода, как и все детали отделки, погибли в 1941 году. Особую прелесть придает Кабинету замечательный по рисунку шелк. Он появился здесь, вероятно, еще в XVIII веке. В 1818 году его сменил малиновый штоф с цветами и птицами. Но вскоре стены Кабинета вновь украсил белый атлас с букетами и корзинами. В Кабинете воспроизведено убранство второй половины XVIII в., времени правления Екатерины II и увлечения идеями французских просветителей. В углах комнаты — бюсты Руссо и Вольтера. На стенах — парадные портреты царствующих особ. Екатерина представлена стоящей в парадном костюме. Правой рукой она указывает на письменный стол, где разбросаны книги и рукописи, что должно было свидетельствовать о постоянных заботах “просвещенного монарха”. Портрет Елизаветы Петровны работы неизвестного русского художника середины XVIII века — прямая противоположность предыдущему. Елизавета удобно сидит в тронном кресле, беззаботно выражение ее лица, на губах приветливая полуулыбка. Почти игриво держит она в правой руке скипетр. На западной стене портрет сына Екатерины II, Павла I, копия с работы художника Ж.-Л. Вуаля, и его супруги Марии Федоровны. Одним из излюбленных пейзажистов второй половины XVIII века, чьи полотна охотно приобретались для русских дворцов, был немецкий живописец, постоянно живший в Италии, Якоб Филипп Хаккерт. Его картина “Вид грота Нептуна в Тиволи близ Рима” находится на восточной стене. В центре Кабинета стоит круглый стол красного дерева с мраморной доской. Это чрезвычайно редкий пример изделия мастера Марка Давида Кулерю, жившего в маленьком французском городке Монбельяр на границе со Швейцарией. М.-Д.Кулерю работал, в основном с черным деревом; мебель выполненная им из красного дерева — штучные экземпляры.

0_32b7_38d4c75a_-1-XL

Большая голубая гостиная

Эта комната в ряду парадных помещений дворца занимает в восточной его части такое же положение, как Чесменский зал в западном конце анфилады. Гостиная имеет окно, на которое ориентирована ось парадной анфилады дворца. В Голубой гостиной выставлен фарфоровый Банкетный сервиз, выполненный на Императорском фарфоровом заводе в XIX веке. На предметах сервиза можно увидеть как клейма времени Николая I,  так и более поздние (выполнялись доделки взамен утраченных предметов).  Всего в этом сервизе насчитывалось около 5570 предметов. Приступили к его изготовлению в июне 1848 года и закончили в сентябре 1853 года. Образцом для этого Банкетного послужил севрский сервиз "с капустными листьями". В начале войны большая часть сервиза была эвакуирована. Оставшуюся часть гитлеровцы расхитили. При освобождении одного из городов Восточной Пруссии советские воины обнаружили ящики с чайными приборами, на которых стояли инвентарные номера Петергофского дворца. Спасенные вещи были бережно отправлены на Родину и сейчас вновь занимают место в музейной экспозиции. Убранство стола дополняют вазы и рюмки из свинцового хрусталя с алмазным гранением русской работы 20х годов XIX столетия

0_feeb_72ba7d0c_XL

Четыре больших канделябра с фигурками дельфинов, привезенные из Саксонии во второй половине XIX в., украшали Голубую гостиную и до войны. У восточной стены два шкафа, богато украшенные бронзой, выдающегося французского бронзовщика середины XIX в. Фердинанда Барбидьена. Диван и кресла французской работы конца XVIII в. Из живописных полотен наиболее интересны парадный портрет Екатерины II — копия с портрета работы Д.Г. Левицкого — и портрет Марии Федоровны, жены Павла I, кисти модной в конце XVIII в. французской художницы Виже-Лебрен. Превосходно выписаны аксессуары, тонко разработана фактура тканей на платьях и драпировках. С помощью языка аллегорий прославляются достоинства императриц. Это типичные образцы официальных парадных портретов. Справа от камина — портрет великого князя Петра Федоровича, будущего императора Петра III.

Petergof_0176

Дубовый кабинет

Дубовый кабинет — старейший интерьер дворца; его отделка была выполнена в первой четверти XVIII в. В кабинете императора, определяющим материалом художественной отделки является дуб.  Дубовые  щиты сплошь закрывают стены, придавая интерьеру удивительную теплоту и уютность. Стены кабинета от пола до потолка покрыты деревянными щитами, причем если панели низа стен гладкие, то над ними размещаются вытянутые по вертикали филенки, сплошь покрытые необычайно изящной резьбой. Резьба покрывает и двери, десюдепорты, филенки над зеркалами и камином. Подобное решение интерьера производило сильное впечатление. Берхгольц, побывавший здесь в 1721 году, сделал следующую запись в своем “Дневнике”: “Замечателен особенно кабинет, где находится небольшая библиотека царя, состоящая из разных голландских и русских книг; он отделан одним французским скульптором и отличается своими превосходными резными украшениями”. Этим “скульптором” был Николя Пино, выдающийся мастер, приехавший в Россию в августе 1716 года. Его искусство высоко ценилось современниками. Непревзойденный декоратор Пино сам рисовал эскизы для будущих своих работ. О его маcтерстве свидетельствует альбом, хранящийся в Государственном Эрмитаже. Среди множества проектов здесь имеются рисунки Пино для филенок Дубового кабинета Большого Дворца. Некоторые из них почти без изменений были воплощены в деревянной резьбе, композиция других в процессе работы была значительно модифицирована.

dub

Кабинет был устроен в южной части дворца “по Леблонову чертежу”. Именно он и предложил Пино выполнить резьбу, ибо считал, что “так как однообразные сплошные филенки скучны для глаз, то прибегают к украшению их рамками, картинами, пилястрами…”
В конце 1718 года “вольные резчики” Фоле, Руст, Фодре и Таконе приступили к работе. Н. Пино на дубовых щитах делал прокладку композиции, а резчики должны были “выделать и вычистить” панно. Через год первые восемь филенок были готовы, а в 1720 году были исполнены оставшиеся четыре. Кроме того, Фоле вырезал орнаментальные украшения для пилястр, разделявших филенки и панно над камином, а Руст исполнил десюдепорты, рамы зеркал и резьбу над ними. В работах участвовал и мастер Мишель.

Oak_Study_table.sized

К Дубовому кабинету, связанному с именем Петра I, издавна относились как к одной из реликвий. Поэтому принято было считать, что интерьер кабинета не претерпел с момента его создания каких-либо изменений. В действительности оказалось, что дело обстояло иначе. В середине XVIII века при расширении дворца по проекту Растрелли в восточной стене  Дубового  кабинета на месте окна пробивают дверной проем. Тогда же исчезает и печь с маленьким боковым камином на северной стене и взамен сооружается мраморный камин с зеркалом в резной раме. Вслед за этим ликвидируется одна из симметрично расположенных на северной стене дверей, соответствовавшая существующей ныне. Эти переделки вынуждают дополнить число панно еще двумя. При этом расположение их на стенах было нарушено. И сейчас о замысле Леблона и Пино можно только догадываться.

0_74db_be20ed0b_-1-XL

Два панно, первоначально располагавшиеся, скорее всего, на южной стене в простенке между окнами, а ныне помещенные в юго-западном и юго-восточном углах, должны были в символической форме прославлять Петра I и его супругу. Эскизы к этим панно сохранились в Музее декоративных искусств в Париже. При воплощении этих эскизов в дереве Н. Пино внес некоторые изменения. На одной филенке в окружении глобуса, навигационных и астрономических инструментов изображен мужчина в античной одежде. Голова его украшена лавровым венком — символом славы. Ниже, на фоне трубы и лиры, свиток с надписью: “La Vertus Supreme du Pierre Premier Empereur De La Grande Russie” (Высшая добродетель Петра I Императора Великой России). На панно в юго-восточном углу комнаты в центральном медальоне изображена Минерва — богиня мудрости. Поле филенки украшено символами скульптуры, живописи, архитектуры, музыки и торговли. Два панно на южной и одно на восточной стене заполнены символами военного и морского могущества: мечами, шлемами, щитами, боевыми топориками, трезубцами Нептуна и т. п. До войны сохранялась подобная же филенка на северной стене.

normal_Петергоф_Дубовый_кабинет_Петра_Первого

Совершенно иного содержания два панно справа от камина. На лентах с кистями как бы подвешены различные духовые, струнные и ударные инструменты. Здесь волынки, скрипки, кастаньеты, треугольники и т. д. На раскрытых нотных тетрадях воспроизведены записи мелодий начала XVIII века. В целом разнообразная и великолепная по исполнению резьба  Дубового  кабинета представляла собой уникальный ансамбль в характерной для того времени символической форме, прославлявший расцвет науки, культуры, торговли и военного могущества новой России и ее преобразователя Петра I. В кабинете издавна сохранялись вещи, связанные с основателем Петергофа. Сейчас на бюро между окон стоят его походные часы-будильник, выполненные аугсбургским мастером Иоганнесом Беннером. Такие часы, вложенные в кожаный футляр со стеклом, брали в дорогу. Подобные часы часто имели лишь одну часовую стрелку. У западной стены на столе — кабинет итальянской работы конца XVII века, выполненный из черного дерева и бронзы со вставками из лазурита, яшмы и различных мраморов. Стулья и кресла первой трети XVIII века с плетеными сиденьями издавна находились в этом помещении.

4893

Также в Петродворце есть ещё Штандартная и Кавалерская, Секретарская и Коронная комнаты и дубовая лестница, ни одной фотографии по которым я, к сожалению, не нашёл, а выкладывать информацию без фото считаю нецелесообразным… Если кому-то интересно – могу выложить, не проблема)

Церковный корпус

Церковный корпус является частью архитектурного ансамбля Большого Петергофского дворца, построенного по проекту Растрелли в XVIII веке. Во время Великой Отечественной войны здание церкви было уничтожено. В 1952-1958 годы фасады церковного корпуса были воссозданы, но купол долгое время был одноглавым, пятиглавие было восстановлено лишь в начале XXI века. Центральный купол пятиглавого Церковного корпуса увенчан православным крестом, поднятым на высоту 27 м.

0_282a5_e9c98a2a_XL

Церковном корпусе Большого Петергофского дворца крестили четырех из пяти детей последнего российского императора Николая II — все дети, кроме старшей, Ольги, родились в Петергофе.

0_57a9_2d9d9e06_XL

Работы по воссозданию Церковного корпуса начались в 2001 году и продолжались до 2005 года. В это время было воссоздано наружное убранство корпуса. До конца апреля 2011 года планируется выполнить весь комплекс работ по воссозданию внутреннего убранства церкви, резного золоченого иконостаса, лепного декора, резных украшений, позолотные и живописные работы.

0_1f496_2be0c547_XL0_14cfa_37bb24af_XL

Сбор материалов и исследование аналогов для восстановления живописи были начаты еще в 2005 году, была подготовлена соответствующая историческая справка. Работа достаточно сложная, особенно трудно для современных художников воссоздать технику мастеров второй половины XVIII века.

0_1f590_5ab77b42_XL

Гербовый корпус

Симметрично расположенные по отношению к центральной части дворца Гербовый и Церковный корпуса имеют золоченые фигурные купола, увенчанные фонариками и луковицами. Грани куполов, фонарики и луковицы украшены золочеными гирляндами пальмовых листьев.

pgof019

Купол Гербового корпуса завершается вращающимся флюгером в виде трехголового орла с распростертыми крыльями, державой и скипетром в лапах. При взгляде с любой стороны орел воспринимается как двуглавый и как бы парит над дворцом.

0_113db_34b7b6c8_XL

Особая кладовая

Стоит также упомянуть и о Особой кладовой “корпуса под Гербом” Большого Петергофского дворца. Под таким странным названием скрывается музей необычных, можно сказать интимных вещей Российских царей – вещей, которые имели для них большую ценность.  Фотографий, к сожалению, найти не удалось, но не написать об Особой кладовой было бы непростительно)

Отделку помещений середины ХIХ века воссоздали реставраторы. Наборные полы, как задумал Растрелли, аналогичны тем, что украшают Большой дворец. В трех интерьерных комнатах представлены самые ценные экспонаты. Здесь можно увидеть костюм Петра I, платья придворных дам. Костюмы из гардероба Потемкина пострадали от времени, не раз перешивались. Их хранили в казне, затем передали театральному ведомству. Трудно поверить, но прекрасно сохранилась даже упряжь коня Екатерины II, на котором она отстаивала право на престол. Только бархат немного поблек. На фоне роскошных интерьеров особенно хороши два трона. Они попали в Петергоф из Московского кремля. Российские императоры короновались на исторических престолах (к примеру, жена Николая II восседала на престоле Ивана Грозного), но для торжественных приемов к каждой коронации заказывался новый трон. Из Большого дворца в Корпус под гербом перенесли роскошный трон Николая II. Парчу на нем пришлось заменить, но на нее перенесена старая вышивка. В специальных витринах с "холодным" светом сияют коронационные и наградные вещи, императорские фамильные драгоценности, фарфор, веера, табакерки. Кабинет, опочивальня и туалетная — жилые апартаменты Екатерины. Здесь воссоздан интерьер ее эпохи: письменный стол, портреты, кровать, самовар, даже заводная птичка. В туалетной — зеркало в серебряной оправе работы французского мастера, ювелира Людовика XV. Начиная с Екатерины в него смотрелись все российские императрицы.

Интимные вещи Российских царей

Веер любви
Веер — деталь женского туалета, которая во все века действовала на дам завораживающе. К примеру, веер, подаренный французскими дипломатами жене великого князя Константина Николаевича, выполнен из перламутра и бумаги с изображением сцены встречи французской делегации с великим князем. А вот Екатерине Второй принадлежал совсем простенький костяной веер, обтянутый тканью. Зато с примечательным рисунком — путешествия по воображаемой стране любви.

Перо свободы
Среди личных вещей Александра Второго стоит обратить внимание на крестильный позолоченный ларец и уникальный двусторонний портретик будущего императора. Но самая дорогая вещь коллекции — обычное перо, которым в 1861 году Александр подписал Указ об отмене крепостного права.

Седло власти
Екатерина Вторая взошла на престол благодаря поддержке своего фаворита Орлова и императорских гвардейцев. Всем известен верховой портрет будущей императрицы в гвардейском костюме зеленого сукна. Здесь же представлено то самое шитое золотом седло со всей сбруей, с которого Екатерина буквально не слезала во время дворцового переворота.

Чернильница войны
Бросается в глаза массивный серебряный письменный прибор с четырьмя ножками в виде сфинксов, украшенный лебедем с раскинутыми крыльями. Этот прибор, по преданию, Александр Первый возил с собой на переговоры в Париж во времена русско-французских войн. После смерти Александра прибором пользовалась его мать Мария Федоровна, а после завещала его своему второму сыну — императору Николаю Первому.

Самовар азарта
Знатоки утверждают, что Екатерина Великая была большой любительницей карт. На игральном столике раскиданы так называемые «шекспировские» карты 1787 года выпуска, принадлежавшие императрице. Даже именной серебряный самовар на прикроватном столике Екатерины и тот разрисован карточными мастями.

Сокровища будуаров
На выставке широко представлены туалетные принадлежности и драгоценности, украшавшие будуары императриц: табакерки, флаконы, баночки, серебряные зеркала, бриллиантовые броши и жемчужные серьги. Особенно поражает фрейлинская брошь, усыпанная бриллиантами, принадлежавшая одной из наперсниц Марии Федоровны, с монограммой императрицы.

Часы конца самодержавия
Отдельный зал занимают изделия, изготовленные для семьи Николая Второго известным ювелиром Фаберже и его учениками. Часы и лупа, украшавшие кабинет императора, дерево с пасхальными яйцами, одно из которых изготовлено из цельного 18-каратного изумруда. Здесь же — огромный серебряный кубок работы Фаберже, которым Николай Второй самолично награждал победителя ежегодных яхтенных соревнований в Петергофе.

В июле 2009 года Тео Фаберже, внук знаменитого Карла Фаберже, завещал Петергофу два пасхальных яйца. Речь идет о памятных ювелирных изделиях: «300-летие Петербурга» и «Самсон». Пасхальное яйцо «300-летие Петербурга» (мрамор, хрусталь, серебро, золочение, гравировка) было сделано в 2003 году и поочередно выставлялось в Петергофе, Гатчине, музее истории Петербурга, Павловске и Царском Селе. «Самсон» — серебряное яйцо, покрытое темно-синей гильошированной эмалью. Внутри находится золотая фигурка Самсона, разрывающего пасть льву.

2006-05-27 03


Источник: http://lifeglobe.net/blogs/details?id=400



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Учебное пособие: История русского костюма Нитки для машинного вышивания

Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля Вышивка крестом кремля

Похожие новости